Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Расследование The Insider и Bellingcat: Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова

09.06.2021 политика
Расследование The Insider и Bellingcat: Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова

Покушению предшествовала долгая слежка.

В апреле 2019 года в ходе поездки по регионам был отравлен российский писатель Дмитрий Быков, ему чудом удалось избежать смерти. The Insider и Bellingcat удалось установить, что в этом покушении на убийство участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые отравили Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу. Покушению также предшествовала долгая слежка (ФСБшники летали вслед за Быковым в течение года) и, как и в случае с Навальным, после отравления делались ложные заявления о «нетранспортабельности» пациента. Гостиница, где, судя по всему, отравили Быкова, может быть связана и с отравлением Навального.

ФСБ, Карлсон и человек с биноклем

Как и в случае с Навальным и Кара-Мурзой, группа убийц из ФСБ включала химиков из «Лаборатории» (НИИ-2 ФСБ) и сотрудников Службы по защите конституционного строя (Вторая служба ФСБ). Следить за Быковым они начали как минимум за год до отравления. 20 мая 2018 года, в 9:35 утра Быков вылетел из Москвы в Уфу, чтобы прочитать лекцию детям и их родителям о Карлсоне, который живет на крыше. Вместе с ним вылетели и бесстрашные офицеры Второй службы ФСБ (призванной бороться с наиболее опасными экстремистами и террористами) Владимир Паняев (летевший под своим именем) и Валерий Сухарев (летевший с паспортом на имя Николай Горохов). Вопреки устоявшейся практике, в тот раз они летели одним рейсом с Быковым (в дальнейшем они такого себе не позволяли и обратно полетели на следующий день разными рейсами - Быков вечером, а ФСБшники в полдень).

Примерно в то же время, в мае 2018 года супруга Дмитрия Быкова Екатерина Кевхишвили впервые заметила в доме напротив какого-то человека с биноклем. Поначалу она не придавала этому значения, но летом стала замечать что человек смотрит непосредственно в их сторону. «Я ему рукой махала, а он отпрыгивал», - вспоминает Екатерина. Больше никакой слежки они не замечали.

Следующая поездка вслед за Быковым состоялась уже только 17 ноября 2018 года, когда все те же Паняев и Сухарев полетели в Ростов. Там Быков проводил поэтический вечер, снова никакой политики. На следующий день все возвращаются в Москву: ФСБшники дневным рейсом, Быков вечерним.

И вновь перерыв на несколько месяцев. В следующий раз чекисты отправятся за писателем только в апреле 2019 года. Незадолго до той поездки, в ночь на 5 апреля 2019 года у Екатерины Кевхишвили стали взламывать одновременно все мессенджеры. Успешно удалось взломать только Telegram (где, по ее словам, едва ли можно было получить какую-то ценную информацию, кроме списка контактов). Позже в тот же день, 5 апреля, Паняев и Сухарев покупают билеты в Ростов, куда Быков планировал лететь, чтобы прочесть две лекции - о Гарри Поттере и о российских политических анекдотах. Как всегда, ФСБшники прилетели другим рейсом, но в тот же день (6 апреля) и вернулись в Москву таким же образом 8 апреля.

Идеальное преступление

Следующая поездка Дмитрия Быкова была связана с тотальным диктантом - ежегодным публичным мероприятием, нацеленным на популяризацию грамотности, в ходе которого тексты диктанта зачитывают известные люди. В связи с различными другими поездками Быкову было не очень удобно прилетать в Новосибирск 13 апреля (в день диктанта), однако, как вспоминает Екатерина, организаторы очень настаивали и даже предложили оплатить билеты в бизнес-классе самолета. Именно организаторы (Центр культуры и отдыха «Победа», партнеры Тотального диктанта) выбрали гостиницу для Быкова - отель Domina на улице Ленина (что было логично, так как эта гостиница расположена в непосредственной близости от кинотеатра «Победа», где проходил диктант).

Отель этот сам по себе очень примечателен, ведь именно туда по плану должен быть заселиться Навальный в августе 2020 года. Мария Певчих, у которой уже был забронирован номер в этом отеле, прилетела на день раньше Навального, заметила за собой слежку уже из аэропорта, и хотя после некоторых маневров от слежки оторвалась, дойдя до отеля обнаружила там своих преследователей. Во время регистрации ей стали задавать ряд странных вопросов (например, о роде занятий), а когда она вошла в свой номер, обнаружила, что у него общий балкон с соседним номером. Поменять номер ей отказались, хотя гостиница была почти пуста. Тогда она тихо собрала вещи и никому не говоря покинула гостиницу через черный вход. Между тем биллинги Алексея Александрова (одного из отравителей Навального), имеющиеся в распоряжении Bellingcat, показывают, что он был в непосредственной близости от этого отеля в тот день.

В случае с отравлением Навального установлено, что отравители из «лаборатории» нанесли яд на нижнее белье. Если это так, то, видимо, на следующее утро Дмитрий надел не ту одежду, с которой поработали химики из «Лаборатории». Весь следующий день 14 апреля он чувствовал себя отлично и участвовал во множестве мероприятий, а 15 апреля вместе с Екатериной прилетел в Екатеринбург, где опять же целый день провел в бодром настроении и выступил с очередной лекцией. А вот утром 16 апреля, судя по всему, Дмитрий надел ту самую одежду.

16 апреля Дмитрий и Екатерина проснулись в 8:30. В 9 Дмитрий встретился в отеле за завтраком с Евгением Ройзманом, чуть позже к завтраку присоединилась и Екатерина. Случайность это или нет, но она обратила внимание на мужчину за соседним столом, с которым они накануне столкнулись в дверях после лекции. Ей показалось, что мужчина подслушивает разговор. Примерно в 9:40 они попрощались с Ройзманом и двинулись к лифту. Мужчина пошел за ними. Екатерина попросила Дмитрия чуть притормозить, чтобы сначала этот подозрительный тип уехал. Но когда они вызвали лифт, мужчина был еще там. Екатерина допускает, что он мог просто замешкаться с ключом, но ей показалось это подозрительным.

В 10:06 Дмитрий и Екатерина сели в такси, в 10:25 прибыли в аэропорт, с тем чтобы лететь в Уфу на следующее мероприятие, в аэропорту Дмитрий ничего не ел. Рейс вылетал в 11:25, и только когда они направились к гейту, Дмитрий сказал, что ему плоховато, он начал чувствовать тошноту. Таким образом между моментом, когда Быков, проснувшись, оделся, и первыми симптомами прошло где-то 2,5 часа (примерно столько же прошло времени и в случае с отравлением Навального, чуть больше – около трех часов – в случае с первым отравлением Кара-Мурзы).

Самолет еще только начинал взлетать когда у Дмитрия началась рвота, он тяжело дышал и покрылся крупными каплями пота. Время от времени он «отключался» - закрывал глаза и опускал голову, но полностью сознание не терял, реагировал на речь. Через какое-то время он лег на пол в проход - сказал, что ему так легче (точно такая же реакция была и у Навального). И Быков, и Навальный не помнят ничего с момента, как легли на пол в самолете, но на самом деле оба они еще долго не теряли сознание. Причем если Навальный был в полубреду, то Быков до конца полета время от времени шутил насколько хватало сил, звал медиков на концерт вечером. После приземления встать на ноги сам он уже не мог, кое-как его дотащили до скорой. По пути в больницу ему стало очень жарко, он даже снял футболку. Там же в машине скорой у него нарушилась речь: он все время что-то говорил, но это был просто набор сочетаний звуков, ни одного слова нельзя было разобрать (других он при этом понимал).

Интересно, что сразу после того как самолет с Быковым приземлился в Уфе, Валерий Сухарев, находившийся в этот момент в Сочи, поспешил в местный аэропорт и купил билеты на ближайший рейс в Москву.

Битва за Быкова

Сам Быков утверждал, что его ощущения очень похожи на те, что описывал Навальный. Но совпадали не только симптомы, но и поведение властей, не желавших допустить перевозки Быкова в Москву. Дмитрий Муратов, главред «Новой газеты», где работает Быков, рассказал The Insider, что газета из средств страхового медицинского фонда оплатила Быкову самолет с двумя реаниматологами на борту. И уже когда «Як-40» вылетел из Красноярска, и до Уфы оставался час лету, «из Минздрава поступила команда развернуть самолет в Москву». Пилот связался с больницей и сообщил, что через 10 минут он обязан будет подчиниться и развернуться, и тогда Муратов позвонил человеку, который, по его словам, «занимает один из самых высоких постов», после чего пилот сообщил, что ему разрешили продолжать полет.

Интересно, что параллельно самолетом от частной медицинской компании Быкова готовился забрать и самолет Минздрава, но полет отменили после «телеконсилиума» с участием главного реаниматолога и анестезиолога Министерства здравоохранения Игоря Молчанова. Тогда Молчанов заявил, что перевозить Быкова в Москву не нужно: «Корректировки в план лечения мы внесли, но радикально менять ничего не надо». При этом Молчанов признавал, что состояние пациента «тяжелое» и говорил об «энцефалопатии» (это очень размытое понятие, за которым может скрываться сразу много разных патологий мозга). Почему же консилиум решил не перевозить пациента в Москву, где можно поставить и более точный диагноз, и предоставить лучшие ресурсы для лечения?

Тогда СМИ поняли решение врачей как вывод о том, что Быков нетранспортабелен. Но в разговоре с The Insider Молчанов заявил, что нетранспортабельных больных не бывает (за редкими исключениями, например, связанными с некоторыми патологиями легких, где перепад давления в самолете может быть критичным) и отметил, что он никаких диагнозов по телемостам не ставит. Так или иначе, тот телеконсилиум стал формальным предлогом, чтобы оставить Быкова в уфимской больнице, и если бы не упорство Муратова и частный самолет - неизвестно, остался бы писатель жив или нет.

Новичок?

У Быкова было много общих симптомов с Навальным, в том числе гипергидроз (необычайно обильное потоотделение) и нормокардия на фоне гиповолемии, то есть снижение объема циркулирующей крови при сохранении обычного ритма сердечных сокращений (пульс у Быкова был выше, чем у Навального, 60-65, но все же менее частый, чем этого следовало бы ожидать при гиповолемии). У Быкова также были похожие лабораторные изменения по гликемическому профилю: высокая глюкоза, кетоны в моче, немного повышена амилаза, узкие зрачки, но врачи тогда это списали на то, что в Уфе Быкову вводили много барбитуратов, которые тоже вызывают миоз (сужение зрачков). По сути врачи тогда так и не поняли, почему он был в коме, и лечили его только симптоматически. После нескольких дней в коме Быков пришел в себя и остался некоторое время в такой же дезориентации, которая наблюдалась и у Навального.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]