Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

FT: Китайской модели экономики не существует

FT: Китайской модели экономики не существует

Рост экономики Поднебесной не будет продолжаться вечно.

Противостояние США и Китая меняет глобальные геополитические стандарты, Пекин стал новой угрозой для Запада. Что является уникальным в китайской модели? Трудно сказать, что существует конкретная китайская экономическая модель. Можно вспомнить о модели развития Восточной Азии: быстрая индустриализация, что руководствуется экспортом, лидерами которой стали Япония, Южная Корея и Тайвань. Китай использовал ту же модель, но в большем масштабе. Настоящим новшеством Пекина было то, что страна не либерализовалась политически, но стала богаче. Это отличает Китай от других стран Азии, цитирует Financial Times издание «Зеркало недели. Украина».

Китай готовится отпраздновать 100-летие основания Коммунистической партии. Центральным утверждением президента Си Цзиньпина является то, что под разумным руководством партии Китай открыл уникальный путь развития, и теперь остальной мир может брать с него пример. В своей речи на съезде партии в 2017 году Си Цзиньпин провозгласил, что Пекин «прокладывает новый путь для других развивающихся стран в достижении модернизации».

Утверждение китайского лидера об открытии нового пути экономического роста вызывает сомнения. Ранние этапы экономических реформ в Китае шли по формуле, которая уже гарантировала предыдущие успехи Восточной Азии.

Много первых заводов на юге Китая были созданы иностранными инвесторами из Тайваня, Гонконга, Таиланда и других стран. Они транспортировали модель, которая работала в этих странах, в новую среду. Тот факт, что Китай в течение десятилетий продолжал расти быстрыми темпами, является большим достижением. Но это не беспрецедентный факт. Япония сделала подобный шаг после Второй мировой войны. Южная Корея была беднее некоторых регионов Африки к югу от Сахары в 1950-х годах, но сегодня это богатая страна.

Несмотря на то, что экономика китайской модели не является уникальной, политика Пекина самом деле новая. В отличие от Тайваня или Южной Кореи, которые превратились из однопартийного государства в демократии, Китай наоборот расширил доминирование Коммунистической партии.

Когда Пекин говорит о новой модели для развивающихся стран, он также намекает и на политические вопросы. Почему бы не принять порядок авторитаризма китайского образца, а не хаос демократии западного типа?

Китай также бросил вызов геополитическому порядку, который был фоном для экономического роста Азии. В течение некоторого времени Азия была американским союзником. В контексте холодной войны с Советским Союзом США увидели преимущества открытия своего рынка экспорта для своих союзников из Азии. Вашингтон также был готов терпеть их протекционистскую политику.

Появление экономических конкурентов из Азии стало вызовом для Америки. Возникла паника по поводу роста Японии в 1980-х годах. Но реакция Соединенных Штатов оказалась сдержанной, поскольку Япония была союзником демократии.

Китай никогда не собирался быть союзником США. Но до недавнего времени Пекин был очень осторожным и пытался избежать открытого вызова американской власти. Это изменилось во времена Си Цзиньпина, когда Китай построил военные базы в регионе Южно-Китайского моря.

Как авторитарная страна, которая в последнее время активно пытается бросить вызов американской военной, политической и экономической мощи, Китай с опозданием получил реакцию в Вашингтоне. Администрация бывшего президента США Дональда Трампа была сосредоточена на дефиците торговли с Китаем. Однако во времена Джо Байдена реакция стала более «идеологической». Новый президент говорит, что США и Китай ведут идеологическую и политическую борьбу, которая определит то, что будет царить в мире - демократия или авторитаризм.

Китайское правительство имеет основания полагать, что США слишком поздно переосмыслили свою поддержку модели роста Азии, которая способствовала развитию Пекина. Китай уже является крупнейшим в мире экспортером. Сейчас страна имеет огромную внутреннюю потребительскую экономику, которая обеспечивает альтернативный источник роста экспортным рынкам.

Китай также стал ведущим субъектом новых прямых иностранных инвестиций. Китайские компании расширяются по всему миру. Экономики США и Пекина настолько глубоко переплетены, что настоящее разъединение было бы чрезвычайно сложным процессом.

Несмотря на это, Си Цзиньпин пошел на большой риск, открыто бросив вызов американской власти. В течение первых десятилетий подъема Китая, США считали, что Пекин также будет либерализироваться политически, поскольку страна становилась богаче. Поэтому Америка сначала приняла положительное отношение к росту Пекина - подобно своему подходу к другим экономикам Восточной Азии.

Но сейчас Америка вынуждена менять свою политику. США ограничивают доступ Китая к некоторым передовым технологиям и призывают своих союзников создать единый фронт против Пекина. В этом новом геополитическом порядку Си Цзиньпину действительно нужно найти новую «китайскую модель», если он хочет, чтобы рост Китая продолжался непрерывно, резюмирует издание.

В ковидном мире мыльные пузыри хай-тека неконтролируемо растут, как и цена биткоина, но усиливается и чувство тревоги, что рано или поздно эти пузыри лопнут под собственным давлением, и ничем не обеспеченная ликвидность уничтожит и рынок, и доллар вместе с ним. Причиной этого может стать не только возвращение мировой экономики к «нормальному» функционированию. Дело в том, что у хай-тека в США появился конкурент, и он довольно специфически относится к правилам Уолл-стрит. Этот конкурент — Китай. Уже нет никаких сомнений, что в ближайшие годы развернется жесткое противостояние, и в первую очередь — на уровне государственных политик, за технологическое лидерство.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]