Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Китай не будет тратить средства на белорусский режим

26.07.2021 политика
Китай не будет тратить средства на белорусский режим

Отношения Пекина и Минска поставлены на паузу.

Александр Лукашенко, а следом за ним государственные чиновники и пропагандисты, часто повторяют то, что в сложный период Беларусь всегда может надеяться на Китай, который готов подставить плечо. Но так ли это на самом деле? Журналисты nn.by поговорили о белорусско-китайских отношениях с политическим обозревателем Арсеном Сивицким. Эксперт выдвинул некогда достаточно неожиданных гипотез: Китай не будет вкладываться в страну, в которой плохие отношения с Евросоюзом.

– Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее состояние белорусско-китайских отношений? Товарооборот якобы растет, но прежде всего за счет импорта со стороны Китая. Это свидетельствует о том, что Китай помогает Лукашенко в трудной ситуации?

– Нужно начать с того, что рост товарооборота между Китаем и Беларусью не является характеристикой, по которой можно судить о глубине отношений Пекина и Минска. Главная проблема наших отношений заключается в том, что как бы этот товарооборот не рос, сохраняется отрицательное сальдо для Беларуси. Это при том, что в последние годы было достигнуто несколько договоренностей, которые открыли китайские рынки для белорусской продукции, прежде всего сельскохозяйственной.

Беларусь в этой тенденции не исключение, все страны, торгующие с Китаем, имеют отрицательное сальдо, даже США. Нередко это приводит к торговым и политическим конфликтам между Пекином и Вашингтоном. Я бы не говорил, что это проблема только белорусско-китайских экономических отношений — это скорее обычное положение для любой страны, которая имеет отношения с крупнейшей экономикой мира.

Более интересным является политический и геополитический аспект в отношениях с Китаем. Дело в том, что со времен независимости, за последние почти 30 лет, китайско-белорусские отношения достигли наивысшей формы — это «всестороннее, вседоверчивое стратегическое партнерство и взаимовыгодное сотрудничество». До этого Китай такой уровень отношений имел только с Великобританией, Пакистаном и Россией. В 2016 году Беларусь оказалась в таком клубе.

Интересно, что такая интенсификация двусторонних отношений как экономических, так и политических, приходится на период после 2014 года, как раз с началом российско-украинского военного конфликта. Дело в том, что Китай сначала планировал включить Украину в состав инициативы «Один пояс, один путь», как свой восточноевропейский логистический и промышленный хаб. Главная цель для китайцев — достичь европейского рынка через Украину. Пекин хорошо знал, что Киев вел переговоры об ассоциации с Европейским союзом с зоной свободной торговли. Но аннексия Крыма со стороны России и дестабилизация на Донбассе заставили китайцев отказаться от этих планов и переключить свое стратегическое внимание на Беларусь.

— Это и время улучшения отношений с Евросоюзом.

— Все правильно. Как раз в 2015 году с государственным визитом Беларусь посещает глава КНР Си Цзиньпин, который и говорит, что наша страна становится главным восточноевропейским хабом инициативы «Один пояс, один путь». Белорусские власти в свою очередь обязывались создать все необходимые условия, чтобы китайские компании и корпорации получили свободный доступ на европейский рынок. С этого момента набирает активность по восстановлению работы белорусско-китайского индустриального парка «Великий камень». А я напомню, что его заложили Лукашенко и Си Цзиньпин еще в 2010 году, когда последний был заместителем главы КНР. Но долгое время там не регистрировались никакие резиденты, отсутствовали китайские компании. Только в 2015 году, после того как западные страны начали отменять и приостанавливать санкции против Беларуси, это подтолкнуло инвестировать китайские компании в «Великий камень».

Этот процесс динамично развивался до политического кризиса 2020 года, который серьезно обострил внутри-и внешнеполитическую ситуацию вокруг Беларуси, а также привел к восстановлению санкционной политики со стороны западных стран. Для Китая повторяется ситуация 2011-2015 годов, когда уже существовали санкции и они создавали дополнительные риски для китайских компаний. Они и тогда сдерживались от регистрации в Беларуси и деятельности экономической, сейчас мы наблюдаем такой же процесс.

— Его можно видеть уже сейчас?

— Да, он наблюдается.

На уровне риторики Китай поддерживает белорусские власти, но нужно смотреть вглубь. Китай сейчас переосмысливает свою стратегию к Беларуси и региону, он возвращается к идее работать через Украину. Сейчас Беларусь и Украина как бы поменялись ролями. Беларусь больше на сегодня ассоциируется с экономическими и политическими рисками, чем Украина, которая сумела запустить договор об ассоциации с Евросоюзом. Таким образом Китай может получить через Киев доступ на европейские рынки. Военно-политическая ситуация в Украине также стабилизировалась. Риски большой войны между Россией и Украиной существенно снизились.

— Правильно говорить, что Беларусь интересна Китаю прежде всего как выход в Европу?

— Да, действительно. Более того, китайские эксперты, посещавшие Беларусь на протяжении последних лет, советовали Минску для улучшения внутреннего бизнеса и климата, а также диверсификации экономики, две вещи: войти во Всемирную торговую организацию и подписать экономическое соглашение с Евросоюзом. Может, под влиянием этих рекомендаций эти цели были включены в программу социально-экономического развития 2016-2020 годов.

— Достаточно неожиданная мысль, что Китай был заинтересован в более глубоком присутствии нашей страны в Европе.

— По сути, Китай подталкивал Беларусь к более глубоким торгово-экономическим связям с Европой. Ведь рынок ЕС Китаем рассматривается как один из наиболее перспективных. Если смотреть на стратегию Китая, то они приходили с инвестициями в те страны Восточной и Центральной Европы, которые имеют глубокие инстутиционные отношения с ЕС. Есть ли соглашения об углубленном сотрудничестве и партнерстве, или режим доступа к системе преференций, как было в Армении, или членство в ЕС в перспективе.

— В связи с нынешним кризисом, можно ли сказать, что развитие белорусско-китайских отношений поставлено на паузу?

— Можно. Здесь мы повторяем тот цикл, который проходили уже 2011-2015 годах, когда Беларусь во внешнеполитической изоляции со стороны стран Европы. Дело в том, что стратегическая культура Китая позволяет довольно долго держать паузу, и в зависимости от динамики очень гибко адаптировать стратегию.

Надо понимать, что Китай в первую очередь продвигает свои национальные интересы. Главная цель «Один пояс, один путь» — это доступ китайских товаров на европейский рынок. Те страны, которые не имеют глубоких связей с европейским рынком, рискуют выпасть из внимания Китая. По сути это, к сожалению, сейчас происходит в Беларуси из-за драматических последствий кризиса 2020 года. Все зависит теперь от белорусской стороны, если они сумеют все же выполнить те обязательства, которые они дали в 2015 году, то это может изменить отношение Пекина к Беларуси, и вернуть нас в повестку дня КНР.

Сейчас мы находимся в такой ситуации, когда вынуждены конкурировать за китайские инвестиции с другими странами региона. Вот тот беспрецедентно высокий уровень отношений с Китаем, которого Беларусь достигла за небольшой отрезок времени, ничего не гарантирует. Он дает только возможности, которыми можно воспользоваться, чтобы решить задачи по реформированию белорусской экономики.

Интересно, что советы китайских экспертов, они обычно на 80-90% совпадают с теми, которые даются Беларуси со стороны международных финансовых институтов. Мяч находится на стороне белорусских властей, сейчас все зависит от того, как Лукашенко решит политический кризис. Если это будет соответствовать ожиданиям и западных стран, и Китая, то это может дать более интенсивные отношения с Пекином.

— Поддержка белорусских властей со стороны Пекина кажется пока скорее символичной, чем реальной. Это так?

— Действительно, Китай прежде всего поддерживает белорусские власти на уровне риторики. Если говорить о финансовой поддержке, то это выглядит нечетко. Это также показывает нам, что Китай не будет тратить средства. В ситуации с Украиной в 2013 году, когда Виктор Янукович во время визита в Пекин просил кредит в размере 15 миллиардов долларов, Китай поставил условие: обязательное подписание договора об ассоциации и создание зоны свободной торговли с Евросоюзом. В таких условиях Китай был готов предоставить кредит. Интересно, что этот визит происходил уже после Вильнюсского саммита Восточного партнерства, где Янукович отказался подписывать эти документы.

Пекин, если и поможет, то поставит определенные условия для властей, если они должны будут стабилизировать ситуацию внутри страны и перезапустить отношения с Евросоюзом. Тогда действительно для Китая есть смысл вкладываться в Беларусь, чтобы не потерять свои инвестиции. Есть примеры, когда Китай много инвестировал, как в Венесуэлу, но после того, как страна оказывалась под санкциями, то Китай не знал, что делать. Ведь и вывести все не может, но и развивать возможностей нет из-за риска вторичных санкций со стороны США. Сейчас такие риски существуют и в Беларуси для китайских компаний. Китай не будет рисковать своими интересами, чтобы просто поддержать белорусскую сторону через общность идеологии или персональной химии между руководителями стран.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]