Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Стало известно, как пермский стрелок получил справку для приобретения оружия

Стало известно, как пермский стрелок получил справку для приобретения оружия

Российские врачи считают, что с их стороны нарушений не допущено.

В своей записке «пермский стрелок» Тимур Бекмансуров, убивший 6 человек в университете Перми, подробно рассказал, как ему удалось ввести в заблуждение психиатров и получить справку, необходимую для приобретения оружия. Журналисты «МК» побывали в поликлинике, где подросток проходил освидетельствование, и поговорили с одним из медиков. Из рассказа стало понятно, что обмануть врачей даже для юного одержимого убийством парня не составило труда.

О том, как Бекмансуров получил справку, «МК» рассказала одна из сотрудниц психиатрического отделения для взрослых Пермской краевой клинической психиатрической больницы. Именно сюда обращался юноша.

— Вот все, что он написал в своем письме, что он приходил сюда, получил здесь справку, тесты эти прошел, — то есть это все действительно так было, здесь он получал, в этой больнице?

— Да, получил у нас справку по результату осмотра врачом-психиатром на наличие противопоказаний к владению оружия.

— А что это за тесты? Он написал: «прошел тест в 500 вопросов». То есть можно обмануть систему, как Бекмансуров сказал, или все-таки он был вменяемый абсолютно?

— Подождите. Это медицинские вопросы, и они не подлежат обсуждению. Я могу вам только пояснить, как эта процедура происходит. Он пришел на общих основаниях к нам. Ничем особенным не выделялся. Обратился в регистратуру. Соответственно, регистратура зафиксировала его обращение, заполнила медицинские документы и направила его к врачу. Врач провела обследование, которое предусмотрено. И она как раз посчитала необходимым провести дополнительное исследование, экспериментально-психологическое исследование.

— То есть не всем людям говорят их пройти?

— Не всегда. С Нового года, насколько я знаю, законодательство ужесточится, и всем, кто претендует на владение оружием, будут проводиться эти тесты. На сегодняшний день это оставляют на усмотрение доктора. То есть если доктор сочтет необходимым, после того, как он пообщался с пациентом, назначается экспериментально-психологическое исследование, которое проводит медицинский психолог.

— А почему она посчитала, что это необходимо?

— Я с доктором не общалась. Могу только предполагать, что ее смутил его возраст — 18 лет ему исполнилось 8 марта, а 11-го он уже пришел просить это разрешение. Но, насколько я понимаю, он просил разрешение на охотничье ружье. Ничего в этом необычного тоже нет. Но тем не менее возраст ее смутил. И, видимо, ее смутило, на мой взгляд, то, что он ограниченно годен к службе.

— Бронхит, астма.

— В любом случае, по какому-то другому заболеванию, не нашему. Тем не менее доктор посчитал необходимым его еще обследовать дополнительно. Совершенно правильно она сделала. Это платные услуги.

— Сколько стоит?

— Где-то около тысячи рублей. В принципе, тоже немало. Его записали в плановом порядке. Повторяю, он совершенно непримечательный был человек. То есть иногда у нас люди себя ведут шумно, стучат, требуют. Нет, он очень спокойно, очень корректно со всеми разговаривал. Был немножко напряжен, судя по всему, как говорит доктор. Но не выбивался из общего потока. Дальше медицинский психолог назначила ему время, причем она дважды с ним работала. Надо отдать должное, она работала с ним достаточно глубоко. Заключение мы долго изучали - она пыталась найти что-то. Ему были предложены тесты, но, судя по всему, он готовился к ним. Она пишет об этом, что он готовился в течение многих лет.

— А она поняла это?

— Не думаю.

— Они в открытом доступе есть? Это плохо.

— Конечно, это очень плохо. Информацию можно найти в Интернете, она сейчас доступна. Прямо в Интернете есть указание на то, какие тесты вы должны сдать вот так-то.

— Получается, практически любой человек может подготовиться к их сдаче. Что-то, может, стоит пересмотреть?

— Сейчас, насколько я понимаю, работает и Министерство здравоохранения Пермского края, и Министерство РФ в этом направлении. Я думаю, что будут какие-то предложения по этому поводу.

— И вот он пришел, всё это сдал?

— Сдал. И после того как было закончено заключение медицинского психолога (а заключение очень грамотное, у нас претензий нет к этому заключению), была выдана справка о том, что противопоказаний психиатрических к владению оружием на момент осмотра у него нет. Но это было 11 марта. С тех пор прошло уже почти полгода.

— Ну, это маленький срок, чтобы сойти с ума.

— Для психиатров за этот период времени может случиться все что угодно с человеком.

— Да?

— Он сдавал ЕГЭ. Это психологическая нагрузка. Он, наконец, поступил на юрфак. В общем-то можно было бы выдохнуть. Почему у него в такой форме этот выдох произошел?

— Сейчас следователи ездят по всем точкам, которые он указал, которые не указал. К вам есть претензии?

— У нас в соответствии с законодательством всё выдано. Я повторяю: я не могу с вами медицинскую часть обсуждать, но он умный мальчик.

Конечно, вы же понимаете, если доктор назначает дополнительное исследование, это значит, что она что-то хочет найти в этой области. Найти ничего не удалось. То есть на момент обследования он был здоров. Во всяком случае противопоказаний к владению оружием у него на тот момент не было.

— А вот вы думаете, с ним потом что-то случилось или все-таки он обошел тестовую систему?

— Я не могу предполагать, это дело специалиста. Но, наверное - и это мое частное мнение - оружие давать в руки в 18 лет нельзя. Хотя ребята приходят служить в армию в 18 лет и получают не только такое оружие, но и гораздо более существенное. Тем не менее.

— А много к вам приходит подростков за разрешением?

— Нет, нет, конечно, нет. Это однозначно. Как правило, это взрослые люди, отслужившие и уже умеющие с ним обращаться.

Серию инициатив по усилению безопасности после трагедии в Перми предложили общественники. В числе прочего они хотят, чтобы невменяемых «школьных стрелков» лечили от психических заболеваний в колониях, а не в больницах. Перспектива провести несколько лет в больничной палате, пусть и под действием нейролептиков, «колумбайнеров» не пугает, считает исполнительный директор Национального родительского комитета, клинический психолог Юрий Оболенский. Сдерживающим фактором могла бы стать прозрачная перспектива оказаться не в психиатрическом стационаре в статусе невменяемого, а в условиях тюремной зоны, но под контролем врачей.

Еще одна экспертная инициатива касается сферы контроля за оборотом гражданского оружия. Как отметил адвокат Игорь Трунов, устроивший массовый расстрел в Пермском госуниверситете Тимур Бекмансуров незадолго до трагедии приобрел в оружейном магазине солидную партию патронов с картечью. Нынешние правила торговли таким товаром не обязывают сотрудников магазина передавать информацию о покупателе в правоохранительные органы. Юрист считает, что такую обязанность необходимо ввести. В таком случае полицейские, получив данные о подозрительном гражданине, который даже по внешнему виду не тянет на охотника, направят к нему домой участкового для профилактической работы. Также специалисты указали на необходимость внесения поправок в профессиональный стандарт охраны учебных заведений. Как пояснил Игорь Трунов, сейчас действует документ 2015 года выпуска. Он устарел и требует дополнения новыми разделами с правилами поведения в конкретных экстремальных ситуациях: при пожаре, стрельбе или, например, захвате заложников. Причем знать алгоритмы и проходить инструктаж должны будут не только чоповцы или сотрудники Росгвардии (если школу или вуз охраняют они), но и преподаватели.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]