Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные беларусские новости

Время Додика

18.01.2022 политика
Время Додика

Как и почему Кремль хочет развалить Боснию.

Босния и Герцеговина (БиГ), на скорую руку сшитая Дейтонскими мирными соглашениями 1995 года, стоит на грани развала. Руководство Республики Сербской (РС), части БиГ, объединяющей сербское население этой страны, не скрывает намерения выйти при удобной возможности из ее состава, как и того, что РС опирается на поддержку Кремля. Грозит ли новый конфликт на Балканах и чего от него может ждать Москва?

Давно какая-либо балканская страна не обвиняла Россию в "акте грубого вмешательства" в свои внутренние дела. Босния и Герцеговина на днях сделала это устами своего министра иностранных дел Бисеры Туркович – той самой, которая еще в декабре любезничала в Сочи с главой МИД России Сергеем Лавровым, соглашаясь на открытие отделения посольства России в Баня-Луке, главном городе Республики Сербской, и обсуждая дюжину других соглашений. Причиной боснийского протеста стало присутствие представителей российского посольства в Сербии на праздновании Дня Республики Сербской, которое, согласно определению Конституционного суда БиГ, является неконституционным.

В одной компании с Россией оказались сама Сербия и Китай – они также подверглись "решительному осуждению" в дипломатической ноте за поведение, которое "может нарушить дружеские отношения между государствами". А на политический счет лидера боснийских сербов Милорада Додика упал еще один весомый балл.

Как устроена Босния и Герцеговина

Республика Сербская, одно из двух образований, из которых состоит БиГ (второе – хорватско-мусульманская Федерация Боснии и Герцеговины), все активнее стремится освободиться от оков Дейтонского соглашения. В 1995 году международному сообществу удалось собрать за одним столом на авиабазе Райт-Паттерсон близ Дейтона, штат Огайо, участников боснийской войны 1990-х. Она лишила жизни сто тысяч и крова над головой – еще миллиона человек. Согласно Дейтонской договоренности, мусульмане-бошняки, хорваты и сербы должны были расселиться в виде указанного на карте этнополитического пазла.

Сербы, составляющие треть из 3,3-миллионного населения БиГ, заполнили две обширные области на севере, востоке и юге страны. Между ними – округ Брчко, область под международным управлением. Клином между двумя регионами Республики Сербской стала боснийско-хорватская Федерация Боснии и Герцеговины. Соблюдение мира в новом государстве поручалось миротворцам ООН, а гражданские аспекты жизни стал курировать особый орган, получивший полномочия от ООН, – Управление Верховного представителя по Боснии и Герцеговине. Высшим органом власти стал "коллективный президент" – Президиум БиГ, состоящий из трех членов, избираемых на четыре года: один бошняк и один хорват – от Федерации Боснии и Герцеговины, один серб – от Республики Сербской. В июле прошлого года руководство РС объявило о том, что больше не будет принимать участие в работе властных органов БиГ. Причиной стали поправки тогдашнего Верховного представителя ООН по Боснии и Герцеговине Валентина Инцко к уголовному кодексу, предусматривающие наказание за отрицание геноцида в городке Сребреница. Там уже на исходе войны солдаты боснийско-сербского генерала Ратко Младича, отбывающего ныне пожизненный срок, за неделю истребили восемь тысяч мусульман.

Затем боснийские сербы объявили, что намерены создать независимую армию и суд, а потом и вовсе заговорили об отделении от БиГ и создании федерации либо конфедерации с Сербией. В итоге вся архитектура Дейтона оказалась под угрозой, и на Балканах замаячил призрак нового конфликта.

Милорад Додик шантажирует Балканы угрозами референдума о выходе РС из состава Боснии и Герцеговины с 2006 года, еще до одностороннего объявления независимости Косова, прежде – автономного края Сербии. В те годы Додика воспринимали серьезно: харизматичный, под два метра ростом бывший баскетболист считался наименее радикальным националистом среди тех, кто формировал новую Боснию. Благодаря поддержке Дейтонского соглашения он пользовался расположением бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт. Встретившись с ним, она, по словам пресс-секретаря Олбрайт, "почувствовала, что в комнату ворвался глоток свежего воздуха".

В качестве премьер-министра РС Додик получал финансовую помощь американского и британского правительств, Евросоюза. Но уже к 2016 году, будучи президентом РС, он окончательно выбирает свой лагерь. Непосредственно после переговоров в Москве с Владимиром Путиным Додик проводит, вопреки запрету Конституционного суда БиГ, референдум о признании 9 января государственным праздником РС. Именно в этот день 1992 года боснийские сербы объявили о создании собственного независимого государства, и началась война, главным содержанием которой были этнические чистки.

Присутствие российских дипломатов на праздновании 30-й годовщины этого события увязывается с очередным визитом Милорада Додика в Москву в минувшем декабре. Там он получил почти такую же хорошую цену на газ (290 долларов за 1000 кубометров), что и, за пару дней до него, президент Сербии Александр Вучич (270 долларов), а также перспективу продления газовой трубы "Балканского потока" до Республики Сербской. Если повсюду в мире от нас чего-то требуют, любит говорить Мирослав Додик, то в Москве спрашивают – чем вам помочь?

Члены российского байкерского клуба "Ночные волки" участвуют в параде в Баня-Луке, центре Республики Сербской. 9 января 2022 года

Члены российского байкерского клуба "Ночные волки" участвуют в параде в Баня-Луке, центре Республики Сербской. 9 января 2022 года

Совершив трансформацию от сравнительного умеренного политика до лидера, управляющего сербской частью БиГ автократическими методами, Додик полностью растерял репутацию в глазах Запада. В начале января США ввели против него санкции за подрыв стабильности Западных Балкан и угрозу существующим мирным соглашениям. Кроме того, говорится в обосновании этого решения, Додик использовал свое официальное положение для накопления личного богатства путем подкупа, взяточничества и других форм коррупции; при этом этнонационалистическая риторика Додика имеет целью отвлечь внимание от его коррупционной деятельности, считают в Вашингтоне. За введение санкций против Додика высказалась и новый министр иностранных дел ФРГ Анналена Бербок.

Однако подобного оружия Додик не боится. Как отмечает газета "Гардиан", недавно он сказал спецпредставителю президента США на Балканах Габриэлю Эскобару, что ему на это "глубоко …" (didn’t give a shit). Если будут введены санкции Запада против всей РС, нам помогут Россия и Китай, заявил Додик.

Сам по себе президент РС не имеет никакого значения, считает бывшая министр иностранных дел Хорватии, член Европейского совета по международным отношениям Весна Пусич, хорошо знающая Милорада Додика с начала 2000-х годов. Его кураж и высокомерие – исключительно результат российской поддержки. И вообще, в дестабилизации Боснии и всего региона Западных Балкан нельзя винить только Додика и его единомышленников: они являются лишь проводниками политики России. Кремль выбрал Западные Балканы как идеальную площадку для проведения операций влияния и политических провокаций, постоянно проверяя, как далеко он может зайти, прежде чем Запад отреагирует. Евросоюз потерял чувство ориентации в этом регионе, отмечает Пусич, а общественное мнение здесь стало все больше отдавать предпочтение России и Китаю как более надежным партнерам.

По мнению члена парламента Великобритании Бернарда Дженкина, "российский президент намеренно подрывает Дейтонские соглашения", что выразилось в его "видимой поддержке" сербских военизированных формирований, которые прошли парадом по улицам Баня-Луки в честь создания Республики Сербской. "Вмешательство Владимира Путина в дела Боснии – последнее по времени проявление его глобальной стратегии против Запада", – отмечает британский политик.

Российский президент намеренно подрывает Дейтонские соглашения

Если Республика Сербская станет независимой, пишут аналитики находящегося в Анкаре Центра исследований кризисных ситуаций и политики, то, подобно украинскому кризису, здесь на первый план выйдет роль Владимира Путина, который поддерживает ее отделение. Кроме того, есть признаки того, что в Боснии и Герцеговине применяется тактика гибридной войны, включая поддержку ультранационалистических группировок в Республике Сербской и вооружение полиции тяжелым оружием. В военном плане у Москвы лишь одна проблема – невозможность непосредственного развертывания в РС своих вооруженных сил из-за географической удаленности и необходимости проходить через территорию или воздушное пространство двух членов НАТО – Румынии и Болгарии. Тем не менее, такая динамика может стать началом на Балканах конфликта "в украинском стиле", полагают аналитики.

А пока Москва продолжает подыгрывать Додику, пытаясь добиться упразднения должности Верховного представителя по Боснии и Герцеговине. В августе прошлого года им стал немецкий политик Кристиан Шмидт. Россия считает его "частным лицом", несмотря на то что с новым международным менеджером, который является высшей инстанцией в трактовке международного соглашения по БиГ, вполне официально встречался президент Сербии Вучич. Прибегнув к праву вето, Москва помешала Шмидту проинформировать Совет Безопасности ООН о положении дел в БиГ. В письменном докладе тот предупредил, что эта страна стоит сейчас перед "самой тяжелой экзистенциальной угрозой послевоенного периода". В декабре впервые без участия России состоялась встреча политических директоров стран-членов руководящего комитета Совета по выполнению мирного Дейтонского соглашения по Боснии и Герцеговине.

Пока все декларации Додика остаются скорее популистскими заявлениями, но если они будут иметь реальные последствия, это может основательно подорвать перспективы европейской интеграции Сербии. Без согласия Вучича радикализировать процесс отделения боснийских сербов от БиГ невозможно. Но с важнейшим пунктом своей политической программы – привести Сербию в ЕС – Вучич расстанется лишь в самом крайнем случае. Между тем Додик продолжает популяризировать идею "сербского мира", в котором Александр Вучич выступал бы в роли "президента всех сербов", хотя сам Вучич в последнее время избегает подобной риторики.

Еще в 2014 году на церемонии открытия памятника Гавриле Принципу – террористу, выстрел которого запустил механизмы Первой мировой войны, – Мирослав Додик заявил: мы гордимся предками, боровшимися за сохранение своей идентичности. Перебрасывание "мостиков в великое прошлое" – метод, активно использующийся в его исторической политике Кремлем. При этом надо помнить, что понятие "сербский мир", пропагандируемое лидером РС, для очень многих на Балканах является синонимом "Великой Сербии", а именно эта идеологическая концепция не без основания считается одной из главных причин балканских войн, начавшихся после распада социалистической Югославии.

Последние рекомендации Александра Вучича в адрес руководства РС – прекратить бойкот высших органов власти Боснии и Герцеговины и попытаться найти взаимоприемлемое решение – квалифицируются его оппонентами как предательство. "Вучич в последнем конфликте, возникшем между Баня-Лукой и международным сообществом, выбрал ту сторону, на которой вместе стоят бошняки, хорваты, ЕС и США, – заявляет профессор международного права юридического факультета университета в Косовской Митровице Деян Мирович. – Додик стоит на другой стороне, где находится народ Республики Сербской, который поддерживают Россия и Китай". Так что, если понадобится, фигуру "серба номер один" есть кому заменить – тем более что на парламентских и президентских выборах 3 апреля Вучичу и его Прогрессивной партии победа до конца не гарантирована.

Западу остается теоретизировать. Пришло время обратить внимание на ту угрозу, которую для их интересов представляет вмешательство России в дела балканских стран, пишет журнал Foreign Affairs. В распоряжении западных стран есть несколько вариантов. ЕС и НАТО должны сконцентрировать внимание на этом регионе и сделать смягчение напряженности своим приоритетом, считают авторы статьи. Североатлантический союз может отправить на Балканы специальную контргибридную группу, подобную той, что была отправлена в Черногорию в 2019 году, чтобы противостоять российским кампаниям по распространению дезинформации. Члены НАТО также должны развернуть миротворческие миссии в стратегических районах, таких как округ Брчко, чтобы ситуация на местах не вышла из-под контроля. Эти силы могут стать дополнением к миротворческой миссии, возглавляемой Евросоюзом (EUFOR), которая должна поддерживать мир и безопасность в Боснии. Однако ее мандат необходимо будет продлить в Совете Безопасности ООН, а там Россия и Китай имеют право вето.

Геннадий Габриэля, «Радио Свобода»

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]