Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

История первой и последней «красной зоны» Беларуси

27.05.2009 общество

В 2009 году 1-я минская колония на улице Кальварийской будет расформирована. Это учреждение знаменито тем, что в нем удерживали многих известных людей.

Пожар в промышленной зоне 1-й колонии на улице Кальварийской, который случился в воскресенье, видело много людей. Журналист Василий Семашко, который несколько лет назад отсидел за забором колонии «за хулиганство», точно знает, что горело и где, сообщает «Радыё Свабода».

«Доску с другом отломили в заборе и прошли туда. Я даже пофотографировал. Заключенных там еще держат, а промышленную зону уже не охраняют. Она вся разграблена, там все поломано. Все постепенно вывозят, корпуса уничтожают. Что касается пожара, полагаю, горели остатки кожзаменителей и поролона, из которых делали сидения в тракторах, МАЗах. Я видел эту кучу», - заявляет журналист.

6 лет на участке сборки кабин для тракторов работал Михаил Леонов, бывший генеральный директор МТЗ, осужденный за кражу нескольких миллионов долларов. Конечно, своей вины бывший директор не признал, убытков не оплатил, и поэтому по отношению к нему не применяли амнистии, которые одна за другой проходили в последние годы. Не ждет Михаил Леонов и амнистии этого года, признается его супруга Елена, которой осталось еще 7 месяцев ждать мужа.

«Теперь он не работает. С 1 апреля промышленную зону закрыли, поставили новый забор, они туда даже и пройти не могут. Вот такие у нас новости нехорошие», - говорит Елена Леонова.

На одном из зданий минской колонии № 1 с улицы можно увидеть выложенную кирпичом дату 1959. Согласно документам, именно в конце 1950-х колония возникла как самостоятельное тюремное учреждение. Но специалисты говорят, что и на довоенных картах на этом месте обозначены бараки, которые соответствуют контурам теперешних корпусов колонии. Неизвестно, однако, были ли эти бараки связаны с ГУЛАГом — системой лагерей в сталинские времена, через которые прошли миллионы заключенных, в том числе политических. Наличие рядом железнодорожной линии — единственный реальный признак того, что бараки на какое-то время могли заселяться и «врагами народа».

В конце 1990-х активист «Маладога Фронта» Алексей Шидловский и бывшие депутаты Владимир Кудинов и Андрей Климов открыли новую эпоху истории колонии — когда здесь снова стали удерживать «политических». Владимир Кудинов, который теперь живет в Севастополе в Украине, без особых эмоций рассказывает об условиях в минской колонии.

«Там же зона разделяется на две части. Одна жилая, вторая — рабочая. В жилой зоне есть еще отделение — республиканский тюремный госпиталь. Рабочая зона значительно большая. Говорили, что в 80-е годы там хватало рабочих мест всем осужденным. Тогда в Советском Союзе был такой подход: исправление — через работу. И еще там было много алиметников, а как заработать на алименты, если не работать? Их обязаны были трудоустроить. В 80-е годы это была образцовая колония, занимала первое место, а потом стола обычной. В отряде по 120 человек, в три яруса кровати. А площадь 20 на 30 метров», - вспоминает Владимир Кудинов.

Общественный активист Тимофей Дранчук тоже несколько месяцев отбыл на Кальварийской. Тимофей называет еще одну особенность этой колонии — она была первой так называемой «красной зоной». Еще в советские времена сюда стали сажать осужденных чиновников, директоров, а главное - милиционеров, для которых нахождение среди уголовного контингента было рискованным. Результатом стало то, что преступные традиции в колонии № 1 уступили место другим порядкам, так называемым «красным».

«Там каждого предупреждают, что политику обсуждать вообще нельзя, чем меньше у тебя контактов с другими осужденными, тем лучше. Там созданы такие условия, что все друг на друга пишут доносы, ведь за донос могут дать дополнительное свидание или дополнительную передачу. Из людей с не очень твердой психикой там делают скот», - подчеркивает оппозиционер.

Тимофей Дранчук уже не застал время, когда в тюремную столовую заключенные должны были ходить под советские песни, зато на собственном опыте усвоил правило: когда в отряд входит какой-то начальник, первый, кто его увидел, обязан подняться и громко закричать всем: «Вставай!» Однажды Тимофей не успел среагировать на приход офицера и едва ни попал в карцер. Еще бывший политзаключенный вспоминает: в любую погоду в 6 утра заключенные должны выйти на зарядку.

«Была такая история с Михаилам Мариничем, бывшим министром и послом. Ее мне рассказали тюремные старожилы. Он вышел на зарядку больной и показал справку, что не может участвовать. Так охранник у него на глазах эту справку просто порвал», - говорит Тимофей Дранчук.

Сколько заключенных прошло через «единицу» за 50 лет существования колонии? В МВД такие данные не называют, ссылаясь на служебную тайну. По словам Владимира Кудинова, в конце 1990-х годов там сидело 3,5 тысячи узников. Средний срок, согласно подсчетам Кудинова, был 3-5 лет. Таким образом, за ее заборами побывало не менее 50-60 тысяч человек. Неужели никто из них не пытался сбежать? Журналист Василий Семашко отмечает, что побеги были - и закончились очень символически.

«Мне рассказывал человек, который там сидел в начале 1990-х. Говорил, что были побеги. Причем уникальные. Одному или двум осужденным оставалась буквально день-два до освобождения. Как правило, они уже весь персонал зоны знают и их все знают. И они уговорили охранника, чтобы он их пропустил через забор за водкой. Они успешно сходили за водкой, возвратились, напились, и только тогда раскрылся этот «побег». И после того на том месте как поучение для охранников повесили табличку, что тут был совершен дерзкий групповой побег. А как я об этом узнал? Сначала увидел эту табличку, а уже потом заключенный мне рассказал эту легенду», - отметил Василий Семашко.

К концу года власти обещают этапировать последних заключенных «единицы» в другие колонии страны, а само учреждение расформировать. Возможно, останется на прежнем месте только тюремный госпиталь — пока его некуда перевозить, а условия, говорят заключенные, там созданы неплохие. Но тюремная история колонии и на этом не заканчивается. Теперь в изоляторе КГБ сидит под следствием бывший заместитель начальника колонии — его обвиняют в злоупотреблении служебным положениям. Якобы кого-то освободил раньше срока. Также тюрьма «светит» бывшему врачу-психологу колонии. По некоторой информации, этого ответственного сотрудника бывшего учреждения УЖ 15/1 подозревают в распространении наркотиков.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]