Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Гиви Таргамадзе: провокатор или политтехнолог?

22.10.2012 политика
Гиви Таргамадзе: провокатор или политтехнолог?

Везде был, везде советовал, везде светился — этакая звезда хоум-видео спецслужб.

Изучаем персону, вдруг оказавшуюся в центре общественного внимания

Корреспонденты «Новой газеты» наблюдали деятельность выездного политтехнолога в разное время, в разных странах и в разных ситуациях. Оценки — тоже разные… Депутат грузинского парламента Георгий Таргамадзе, невнятные связи с которым легли в основу «тюремных» перспектив лидеров российской оппозиции, является специалистом в области политтехнологий. Он имеет обширные связи в Америке и Европе, много лет тесно сотрудничал со многими международными неправительственными фондами и грантодателями.

Сербия, Грузия, Украина, Кыргызстан, Молдова, Беларусь — страны, в которых за последние двенадцать лет он и его соратники среди прочих советников консультировали лидеров оппозиции. Смысл: смена власти путем ненасильственного гражданского протеста — в тех странах, где правящие режимы не сменяются десятилетиями.

Модель ненасильственного перехода от авторитарной власти к демократии была разработана еще в 80-х годах прошлого века американским политологом Джином Шарпом. Шарп считается идейным отцом всех революций конца прошлого и начала нынешнего столетия от Бирмы в 93-м до «арабских революций» последних лет. Теория Джина Шарпа подчеркнуто построена на ненасильственных методах действий.

В основе этой теории: воспитание новой контрэлиты среди молодых политиков и активной молодежи; поддержка неправительственных организаций с активной гражданской позицией; требование прозрачности выборов, а также экономических и политических реформ, которые выражаются путем гражданского протеста, что в идеале должно привести к ненасильственной смене власти. Опасность эти технологии представляют для зацементированного круга правящей элиты, которая со временем теряет способность реформировать государство.

О результативности «цветных революций» можно спорить, но факт: по два цикла ненасильственных переходов власти уже состоялись в Украине и Грузии, причем власть переходила к конкурирующим (и продолжающим конкуренцию) политическим силам. Правящая элита устояла в Молдавии, но только потому, что пошла на определенные уступки оппозиции. В Беларуси же власть устояла, чрезвычайно жестоко подавив протест.

Коротко эту теорию можно сформулировать так: микрофон, лозунги, площадь, народ. Воспринимать ее можно по-разному. С одной стороны, как шанс нового развития для государства. С другой — как «метод дестабилизации и развала страны». Российские власти, естественно, настаивают на втором варианте.

Подлинность видео-, а особенно аудиозаписей переговоров Таргамадзе с лидерами российской оппозиции, далеко не очевидна. Для нас очень важно, что деятельность политтехнолога из Грузии не приводила в странах его пребывания к каким-либо серьезным последствиям для него самого. Его не объявляли персоной нон грата ни в Украине, ни даже в Беларуси.

И только в России сам факт соприкосновения политической оппозиции с этим, далеко не самым крупным деятелем «мировой закулисы» использован для уголовного преследования лидеров протеста. Очевидно, что содержательная часть общения представителей «Левого фронта» с Таргамадзе (даже та, что озвучена на НТВ) не выходит за рамки анекдотичного трепа. А значит, скорее всего, будет использована с помощью подручных средств (ТВ, следственного и судебного аппаратов) лишь для возбуждения патриотического воображения населения.

К слову, этот вброс скандальной видеозаписи ударил не только по российским оппозиционерам, но и по репутации самого Таргамадзе. По некоторым данным, американские грантодатели окончательно отказались продолжать с ним сотрудничество.

Кыргызстан, 2005 год

Подносчики «тюльпанов»

Когда события стали выходить из-под контроля, грузинские советники фактически оказались заложниками.

Для мониторинга за процессом парламентских выборов в Кыргызстан в середине февраля в составе Миссии международных наблюдателей прибыли и представители Грузии. Но основная группа из Грузии прибыла уже после первого тура выборов, когда ситуация в Кыргызстане стала накаляться. Делегация приземлилась на юге — в Оше, на который и сделали ставку оппозиционеры. Эту неофициальную делегацию возглавлял Гиви Таргамадзе.

Журналист издания освещала события в Оше и помнит грузинских депутатов, принимавших участие в Курултае (Народном собрании), на котором оппозиция оформила ультиматум к тогдашнему президенту Аскару Акаеву. К этому моменту по всей стране шли бессрочные митинги против фальсификации выборов. Оппозиционеры заняли здания администраций во всех крупных городах юга, власти закрыли аэропорт, перекрыли единственную трассу, соединявшую юг с остальной частью страны.

«Революция происходит, когда между властями и народом появляется сильный разрыв и в таких условиях диалог просто невозможен, — прокомментировал тогда Таргамадзе происходившие события. — Поэтому народ вынужден идти на такие шаги. Мы это уже видели в разных странах».

Один из тогдашних оппозиционеров, принимавший участие в событиях на юге Кыргызстана в 2005 году, рассказал: «Грузины нас тогда консультировали. Как грамотно выдвинуть свои требования власти, какие акции проводить, как избежать провокаций. Но у нас есть поговорка «Эль (народ) — это сель». Иными словами, когда люди почуяли безнаказанность, их уже было не остановить. Да и мы сами тогда порядком растерялись. Я знаю, что Таргамадзе консультировал оппозицию и в Молдове, но, например, когда молдавские власти под нажимом народа изменили свою позицию, там уже никаких акций не было, конфликт разрешился мирным путем. В итоге в Молдове сформировалась новая власть. А там, в Оше, когда события стали выходить из-под контроля, наши грузинские коллеги пережили очень неприятные дни, фактически ощущая себя заложниками».

Украина, 2010 год

«Военно-грузинский» десант

На последние президентские выборы Гиви Таргамадзе привозил в Украину большой отряд наблюдателей-силовиков и журналистов-силовиков.

Телевизионная картинка тех дней: аэропорт Донецка, морозный январский вечер. Пассажиры чартерного рейса из Тбилиси, мужчины за тридцать, спортивной наружности, в одинаковых черных вязаных шапочках, покуривали группами и без энтузиазма давали интервью:

— Ну, это… Буду за выборами смотреть. До свидания, дорогой!

Иные вообще отворачивались от камер. Следующий чартер еще добавил гостей из Тбилиси, вдруг заинтересовавшихся внутриполитической ситуацией в Украине.

Накануне первого тура штаб кандидата в президенты, премьер-министра Юлии Тимошенко, предложил Центризбиркому зарегистрировать в качестве официальных наблюдателей неимоверное количество иностранцев, более 2000 человек. Причем все — граждане Грузии. ЦИК стал проверять документы и пришел к выводу: правилам соответствуют лишь 378 анкет. Мало того что никто из добровольцев прежде не работал в качестве наблюдателей на выборах, так еще и паспорта они получили одновременно, буквально накануне поездки, в декабре 2009 года. В общем, ЦИК отказал в массовой аккредитации и обратился в СБУ, а суд подтвердил справедливость претензий Центризбиркома.

Но скандал разгорелся в полную силу, когда часть незарегистрированных наблюдателей (некоторые уже с удостоверениями «Пресса», которые предпочитали показывать издали) все равно прибыла в Донецк, «столицу» кандидата от оппозиции Виктора Януковича. Часть из них была задержана милицией. Отвечал за всех Гиви Таргамадзе, председатель парламентского комитета по вопросам безопасности и обороны, руководивший миссией: «Мы откликнулись на призыв действующего президента Виктора Ющенко — прибыть и защитить демократию».

Однако президент Ющенко не оправдал доверия батоно Гиви и весьма резко высказался относительно законности «десанта», отрицая свою причастность к приглашению: «Я сожалею, что Грузию и наш любимейший грузинский народ используют для манипуляций в Украине».

Таргамадзе в ответ сделал вид, будто не понимает, в чем причина претензий: «Вызывает обиду недоверие местных властей… Грузины часто ездят в Донецк и по своим делам». О статусе наблюдателей он больше не вспоминал.

Между тем в украинских СМИ появились аудиофайлы и распечатки якобы имевших место в эти дни переговоров между Юлией Тимошенко и Михаилом Саакашвили.

«М. С.: Гиви там, на месте. Мы вам самых компетентных и боеспособных людей направляем, чтобы…

Ю. Т. (перебивая): Да, я это знаю и очень благодарна».

То, что речь идет именно о Таргамадзе и сотрудниках грузинских спецслужб, действительно боеспособных, подтверждали киевским коллегам и редактор «Джорджиан Таймс» Малхаз Гулашвили, и Каха Кукава, лидер Консервативной партии Грузии.

В итоге к президенту Саакашвили обратились и Виктор Ющенко, и Виктор Янукович. Первый — по-дружески, второй — ультимативно: «Недопустимо, чтобы какое-то государство вмешивалось в наши внутренние дела!»

На следующие сутки двери СИЗО открылись, и несколько чартеров из Донецка немедленно взяли курс на Тбилиси. Больше об инциденте не вспоминали, даже после победы Януковича…

Беларусь, 2006 год

Улыбнитесь, вас снимают!

Шесть лет назад КГБ обвинял Таргамадзе в подготовке взрывов в Минске, а сегодня он — желанный гость в Беларуси.

Почему-то постсоветские спецслужбы, а также их спикеры и рупоры очень любят к фамилии Таргамадзе прибавлять зловещую, с их точки зрения, фразу «имеет опыт цветных революций». Впрочем, если судить по белорусскому полигону деятельности Гиви Таргамадзе, то этот грузинский парламентарий имеет разве что опыт телефонной болтовни и прочего балагурства.

В связи с Беларусью имя балагура Таргамадзе засветилось дважды. Первый раз — вместе с дохлой крысой в выступлении тогдашнего председателя КГБ Степана Сухоренко 16 марта 2006 года. За три дня до президентских выборов Сухоренко с экранов телевизоров пугал белорусов намеченными на день выборов терактами и массовыми отравлениями минчан из-за дохлой крысы, запущенной оппозиционерами в систему городского водоснабжения.

О Таргамадзе Сухоренко говорил как об организаторе взрывов: «Идет подготовка не  к мирному протесту, как заявляют организаторы так называемой «революции», а к хорошо спланированной силовой акции с подрывом взрывных устройств, поджогами, активным провоцированием органов правопорядка на применение силы — с целью посеять хаос, неразбериху и на этой волне захватить власть… Так, по полученным нами данным, руководитель комитета по обороне и безопасности парламента Грузии некто Таргамадзе недавно в одной из конфиденциальных бесед заявил: «Это будет ночь длинных ножей, я отвечаю за это дело в Беларуси. Пару раз шугану их, устрою маленькие взрывы, и никто не узнает, кто это сделал»… В настоящее время Таргамадзе в компании с лидером «Кмары» Георгием Бокерия и другими грузинскими «революционерами» пытается въехать в Республику Беларусь в качестве международного наблюдателя за выборами».

Кстати, двое грузинских депутатов, которые пытались въехать в Беларусь 16 марта 2006 года, но были депортированы через два дня, рассказывали потом, что их допрашивали сотрудники белорусских спецслужб — именно о взрывах, которые готовит в Минске Таргамадзе.

Затем фамилия грузинского балагура всплыла в эфире российского Первого канала 23 апреля 2006 года, в программе Михаила Леонтьева «Однако». Первый канал привычно воспроизводил записи телефонных переговоров. Гиви Таргамадзе разговаривал в том числе с некоей белоруской по имени Ирина — негодовал по поводу того, что кандидат в президенты Александр Милинкевич призвал людей расходиться с площади, и строил планы на акцию 26 апреля: «Почему это все застряло на полпути, знаете? Потому что на самом интересном месте, когда все уже было практически до конца… так сказать, натянуто. И когда, я уверен, оставалось два дня всего лишь, чтобы все закончить, вот наш Милинкевич вышел и сказал, что «расходитесь и выходите 26 апреля». Почему это случилось, я до сих пор не понимаю… Я скажу, что мы думаем. Мы думаем, например, что если у нас будет лидер… Он не лидер… Если у нас будет лидер, я, например, уверен абсолютно, что двадцать шестого мы можем опять же докончить до конца».

И после этого человек, которого белорусский КГБ объявлял организатором терактов и возможных взрывов в Минске, преспокойно приезжает в Беларусь? В страну, откуда даже журналистов депортируют, если те слишком много с оппозицией общаются? В страну, где в аэропорту «разворачивают» европейских парламентариев, где отказывают в визе любому правозащитнику, хоть как-то выразившему свою позицию по поводу белорусской ситуации? Бросьте, так не бывает. Вернее, бывает, но лишь в одном случае: если этот «организатор взрывов» водит дружбу с белорусскими спецслужбами.

Кстати, 19 декабря 2010 года, когда белорусская власть всерьез готовилась подавлять протесты и ордеры на все наши аресты были выписаны и скреплены печатями, Гиви Таргамадзе спокойно находился в Минске в качестве международного наблюдателя. И ни о какой революции не мечтал. Очевидно, у него были уже совершенно иные планы на «белорусском фронте». Теперь мы знаем, какие именно. И не важно, чьи спецслужбы — белорусские или российские — записывали или фабриковали ту запись разговора с Удальцовым. Но сам Таргамадзе наверняка был в курсе. «Улыбнитесь, вас снимают!»

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]