Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Ржавчиной по Гиппократу

10.02.2019 общество
Ржавчиной по Гиппократу

Обвиняемые в коррупции медики выступили с последним словом.

На минувшей неделе завершилось судебное следствие по уголовному делу, возбужденному КГБ в отношении замминистра здравоохранения Игоря Лосицкого и главврача 12-й городской клинической стоматологической поликлиники Владимира Кравченка. 30 января прошли прения сторон, а 1 февраля обвиняемые выступили с последним словом, пишет «БелГазета».

Бывшие чиновники от медицины свою вину полностью признали еще в ходе следствия, все, что взяли, вернули и в настоящее время ожидают вердикта суда. Игорь Лосицкий - в камере СИЗО КГБ, где он находится с июня 2018г., Владимир Кравченок - дома, он под домашним арестом.

Оба, несомненно, рассчитывают на снисхождение, хотя таковое к ним уже проявил прокурор.

Справка: Процесс начался 11 января под председательством судьи Игоря Любовицкого с участием народных заседателей. Гособвинение поддерживает Юрий Шерснев. 51-летний бывший замминистра обвиняется в получении 4-х взяток на общую сумму $25 тыс. (ч.3 ст.430 УК, получение взятки в особо крупном размере).

Одну взятку в $2 тыс. он получил от 56-летнего Кравченка, который обвиняется ч.2 ст.424 УК (злоупотребление служебными полномочиями) и ч.2, ч.3 ст.430 УК (получение взятки в крупном и особо крупном размерах). Всего 10 эпизодов, общая сумма взятого наличными в эквиваленте составила $28,5 тыс. Согласно обвинительному заключению, преступная деятельность замминистра началась в 2015г., когда он получил от руководителя компании «БелРеас» Михаила Гохмана $1,5 тыс. за содействие в получении разрешения на оказание спонсорской помощи в виде оборудования для нужд 4-й городской клинической больницы. Вторую взятку - $10 тыс. - получил в феврале 2016г. от представителя эстонской компании Ou Fairfield Global Зеленко за содействие в участии в тендере по закупкам для Белмедтехники с незарегистрированным в Беларуси медицинским изделием. Еще 10 тыс. евро взял от Зеленко в октябре 2017г.

Кравченок первую взятку получил в декабре 2013г., последнюю - в апреле 2018г. Особо крупных было две, именно с ними связаны обвинения по ч.2 ст.424 УК. Они были получены от директора компании «Геол-М» Владимира Ладутько. Первая взятка - $10 тыс. - за помощь при проведении тендера на закупку компьютерного томографа. Вторая - 15 тыс. евро - по аналогичной схеме за поставку стоматологических установок. Остальные взяточные эпизоды представлены суммами от BYN300 до $300, которые главврач получал от представителей компаний за заключение договоров на поставки различных расходных материалов и изделий.

САМИ ВСЕ РАССКАЗАЛИ

В ходе допросов в суде Лосицкий сообщил, что деньги тратил на собственное лечение, из-за неправильно поставленного диагноза у него возникли серьезные проблемы с тазобедренными суставами. Кравченок, по его словам, взятки тратил «на жизнь, бензин и частые поездки с женой за границу».

У этой коррупционной истории есть две особенности. Первая в том, что с поличным никого не задерживали. Как стало известно в ходе суда, изначально чекисты начали «работать» с директором компании «Геол-М» Владимиром Ладутько, который от разговоров по душам из всех зол выбрал меньшее: дал показания против Кравченка, чем заслужил статус свидетеля. Кравченок не стал отпираться, признался в получении взяток от Ладутько и других коммерсантов. Он же и сдал Лосицкого, которому сам дал взятку в интересах компании, в которой работала его дочь. Замминистра решил проблему с сертификацией медпродукции, а благодарность выразилась бутылкой спиртного и конвертом с долларами.

Благодаря явке с повинной и сдаче своего высокопоставленного начальника Кравченка освободили от уголовной ответственности по ст.431 УК (дача взятки) и заключили с ним досудебное соглашение о сотрудничестве. Что позволило ему претендовать на половину от максимального срока - вместо от 5 до 15 лет, всего от 5 до 7,5.

Лосицкого брали по наводке Кравченка. И он, что называется, потек дальше того, что могли знать опера КГБ. Замминистра признался не только в получении взятки от главврача, но и от Гохмана и Зеленко. А вот последние товарищи слова Лосицкого подтвердить не смогли. Оба покинули Беларусь задолго до возбуждения уголовного дела. Зеленко, возможно, пребывает в Эстонии, а Гохман, как прозвучало в суде, убыл в США.

Вторая особенность этого дела - фигуранты взятки брали и при этом не выходили за рамки своих служебных полномочий. В «деле Лосицкого» следствие не нашло оснований предъявить ему обвинение по ст.424 или ст.426 УК - чиновник проблемы взяткодателей решал без злоупотреблений и без превышения власти.

Инкриминируемая Кравченку 424-я статья в ходе судебного следствия, на взгляд автора этих строк, железобетонного подтверждения не получила. Главврач не входил в состав тендерной комиссии, ее члены и другие работники поликлиники, допрошенные в суде в качестве свидетелей, не смогли подтвердить, что Кравченок вмешивался в их работу или указывал, кто должен победить. Более того, все закупленное оборудование было современным, качественным и без намеков, что за него переплатили. Единственный нюанс - главврач предупредил Ладутько о предстоящем тендере. Есть ли в этом состав преступления?

На этот вопрос в прениях сторон ответил гособвинитель.

МИЛОСЕРДИЕ ОТ ПРОКУРОРА

«Любой факт совершения должностными лицами коррупционных преступлений наносит непоправимый ущерб нормальной работе государственного аппарата. Это та ржавчина, которая медленно, но упорно разъедает его изнутри» - такими словами начал свою речь прокурор Юрий Шерснев.

Казалось, что он настроен наказать обвиняемых если не на полную катушку, то близко к максимуму, чтобы другим неповадно было. Тем более что накануне прений, 25 января, на встрече с медиками по случаю вручений дипломов докторов наук и профессорских аттестатов Александр Лукашенко, несмотря на праздничную обстановку, заявил: «Прoщения врачам здесь не будет. Забудьте о своей корпoративности. Я не тот президент, который будет кланяться вам потому, что вы врачи, и закрывать глаза на те безобразия, которые творятся в здравоохранении».

У прокурора не было сомнений в виновности Лосицкого и Кравченка в получении взяток. «В суде подтвердилось, что обвиняемые получали для себя незаконное денежное вознаграждение за благоприятное решение вопросов, входящих в их компетенцию», - сказал он и перечислил все эпизоды. При этом Шерснев сообщил, что вина Кравченка по ч.2 ст.424 УК в суде не нашла подтверждения. От этой части обвинения он отказался.

Гособвинитель просил суд учесть смягчающие вину обстоятельства: явки с повинной, чистосердечное раскаяние, активное способствование выявлению преступления и принятие мер по возмещению имущества, нажитого преступным путем, а также личности обвиняемых.

Обстоятельств, отягчающих ответственность, прокурор не нашел. К Кравченку он предложил применить ст.69-1 УК (назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве), а к Лосицкому ст.69 УК (назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств). В обоих случаях речь идет о том, что размер наказания не может превышать половины максимального срока (15 лет).

Бывшего главврача прокурор предложил признать виновным по ч.2 ст.430 УК и назначить ему наказание на срок 4 года. По ч.3 ст.430 УК - 5 лет. Путем поглощения наказания окончательно он просил наказать Владимира Кравченка 5 годами лишения свободы с отбыванием в колонии в условиях усиленного режима, с конфискацией всего имущества и лишением права занимать руководящие должности сроком на 5 лет.

Должность замминистра здравоохранения входит в перечень кадрового реестра главы государства. В обвинении звучало, что преступления совершал «представитель власти». Тут, как говорится, и спрос, и наказание должны быть соответствующие. Юрий Шерснев решил, что Лосицкий заслужил наказание в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием в колонии в условиях усиленного режима, с конфискацией всего имущества и лишением права занимать руководящие должности сроком на 5 лет.

Кстати, в Беларуси были случаи, когда рядовые врачи за выписанные за $10-20 больничные получали сроки от 4 до 6 лет. Все по закону, перед которым действительно все равны. И замминистра, и главврач, и педиатр.

ЗАЩИТНАЯ РЕАКЦИЯ

Обвиняемые свою вину полностью признали, а потому задача их адвокатов в этом деле сводилась к вполне понятной цели - следовать позиции подзащитных и сделать все, чтобы они получили минимальное наказание. В данном случае ставка была сделана на личности. Точнее, на былые заслуги Лосицкого и Кравченка, которые очень много сделали для развития отечественного здравоохранения. Что, как отмечали защитники, подтверждается характеристиками, грамотами, благодарностями и прочими наградами. Труд Лосицкого, например, был отмечен персональной благодарностью от президента, а Кравченка глава государства наградил медалью «За трудовые заслуги». Оба, к слову, отличники здравоохранения.

Надо сказать, это обычная практика, когда фигурант предстает перед судом, а его вина очевидна для всех сторон. Мол, он ведь хороший человек, много полезного сделал, да вот оступился. Зачастую еще одним аргументом адвокатов и обвиняемых выступает состояние здоровья. В том числе и близких родственников.

В частности, акцент на это в своем выступлении сделала защита Лосицкого. Причем материал был подан весьма изящно.

Адвокат обратила внимание на мотив содеянного. По ее словам, в связи с заболеванием в 2015г. ее клиент испытывал болевой синдром, был вынужден принимать специальные средства, что, возможно, могло повлиять на поведение чиновника, которому требовались средства на дорогостоящее лечение. В ходе допроса в суде Лосицкий сообщил, что на свое лечение он потратил порядка $14 тыс. Замминистра был заменен тазобедренный сустав, в настоящее время есть показания для замены второго, сообщила адвокат и добавила: «В какой-то мере это объясняет причину совершения преступления». При этом она заметила, что «своими действиями он не нанес ущерба государству». Разве что только себе. «Результатом действий Лосицкого было нанесение вреда только себе и своей семье. За свои действия он уволен с должности, его карьера госслужащего закончена, он не получит пенсии по выслуге лет», - сказала адвокат, попросившая для своего подзащитного минимального наказания.

Выступившие с последним словом обвиняемые в очередной раз повторили, что вину признают полностью и глубоко раскаиваются. Кравченок сделал акцент на то, что оборудование, за которое он получил взятки, приобреталось в рамках закона. Медик признал, что два дополнительных наказания - конфискация имущества и лишение права занимать руководящие должности, являются обоснованными.

В своем последнем слове он вспомнил о престарелых родителях: 85-летнем отце, который два года не ходит, и о 83-летней матери, находящейся в больнице. Кравченок просил не лишать его свободы, а применить к нему ст.70 УК (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление). Его предложение: «Прошу назначить мне наказание в виде ограничения свободы на любой срок без направления или исправительные работы на любой срок, как решит суд».

Свое выступление он закончил словами: «Мое исправление можно достичь, не лишая меня свободы. С учетом опыта и квалификации я принесу людям больше пользы на свободе. Есть даже пословица: «Повинную голову меч не сечет». Прошу не сечь мою повинную голову».

Владимир Кравченок читал свою речь с листа, а бывший замминистра сказал все, что думает, своими словами: «Я действительно по всем эпизодам признаю свою вину. Ни в коей мере не собираюсь оспаривать ни одного эпизода, высказанного в материалах моего дела. Все признательные показания я давал самостоятельно и без давления. В свою очередь еще хочу попросить прощения у высокого суда и государственного обвинителя за слабость, допущенную во время первого заседания. Жалость к себе - одно из чувств, которые давят. 

Но об обстоятельствах своей болезни я рассказал не потому, что хотел кого-то разжалобить или сделать их основными мотивировочными факторами моих поступков. Я просто хотел обратить внимание высокого суда на события, которые происходили в моей жизни в то время. Наверное, в совокупности та семейно-бытовая ситуация и прием достаточно серьезных лекарственных препаратов, неудовлетворенность работой в результате внутреннего конфликта не позволили мне сохранить контроль и осторожность и не допустить те преступления, которые я совершил. Во всем совершенном раскаиваюсь глубоко и искренне. При определении наказания прошу высокий суд применить возможную снисходительность».

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]