Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Удалось не интубировать на седьмой день – праздник»

10.04.2020 общество
«Удалось не интубировать на седьмой день – праздник»

Врачи и медсестры из разных стран рассказали о пациентах с коронавирусом.

Что происходит в отделениях интенсивной терапии и палатах приемного покоя, как болеют коронавирусом молодые и пожилые пациенты, где спят врачи и когда они последний раз видели свою семью. Обо всем этом корреспондентка "Настоящего Времени" поговорила с докторами и медсестрами из семи стран мира

США: Это будет долгая война

По официальным данным, на момент публикации статьи, в стране более 430 тысяч заболевших, более 24 тысяч человек вылечились. Умерли 14 808 человек.

Если Китай и соседние страны ожидают завершения эпидемии, то в США, прежде всего в Нью-Йорке, как раз ждут ее пика. Русский врач-реаниматолог, работающий в одной из больниц Нью-Йорка, Алексей Иванов признался в интервью Настоящему Времени, что он сам довольно долго не понимал серьезность ситуации: "Степень осознания того, во что COVID-19 превратит нашу жизнь и систему здравоохранения, примерно соответствовала итальянской и опережала американскую на три недели".

Количество больных с коронавирусом увеличилось почти на 100% и в обычных отделениях, и в реанимации, говорит Иванов: "По моей оценке, мы сейчас на плато после пика: у нас стабильно высокий поток новых пациентов. И в целом ощущение, что мы как в зоне военных действий". Больных много, поэтому любое улучшение встречается аплодисментами. "Удалось не интубировать в тяжелые седьмой-восьмой день – праздник. Коллега "улучшился" дома или в больнице – торжество", – говорит он. Однако "откатов" назад больше – зачастую за улучшением следует резкое ухудшение.

При этом Иванов отмечает: только у 5% пациентов болезнь протекает тяжело, еще 10% оказываются в состоянии средней тяжести – у обеих групп вирус вызывает первичную пневмонию с дыхательной недостаточностью, которая требует высокой кислородной поддержки и ИВЛ. В то же время, напоминает доктор, "лечения самого коронавируса, проверенного серьезными исследованиями, нет": "Оно в основном поддерживающее. Пробуем что-то, что, по идее, работает патофизиологически". Кроме того, отмечает Иванов, выводы китайских коллег верны: в реанимации, на аппарате ИВЛ, большинству пациентов плохо. Поэтому он и его коллеги борются за то, чтобы молодые и здоровые пациенты туда не попадали.

По словам Алексея, в условиях эпидемии больнице не хватает ресурсов: оборудования, в том числе, аппаратов ИВЛ, и мест в реанимации. Места создаются новые, а маски и защитные костюмы в больницу присылают местные жители. Снабжение организуют и сами медики.

По мнению врача, одна из главных проблем нынешней эпидемии в том, что смерть стала обыденностью. "И хотя медики стараются поддерживать друг друга и могут получить профессиональную психологическую помощь, новое поколение уже буквально не представляет, что бывает по-другому. Если это продлится долго, мы получим целое поколение врачей с атрофией областей мозга, отвечающих за эмпатию", – опасается Иванов.

И добавляет: карантин эффективен. Хотя каждый день в их больнице подключают к ИВЛ 4-5 новых пациентов, это положительная динамика – по крайней мере, общее число "тяжелых пациентов" в последние дни не растет. "Я надеюсь, что пик эпидемии скоро пройдет и она пойдет на спад. Однако вирус не исчезнет, – убежден врач. – Несмотря на то, что будут созданы эффективные лекарства и вакцина, это будет долгая война".

Филиппины: Не хватает защитных костюмов, но общество объединилось

Более 4 тысяч заболевших, 124 человека вылечились. Умерли 203 человека.

Айрис Сесиль Доминго – врач скорой и неотложной медицинской помощи в трех частных больницах в Metropolitan Manila (столичном регионе Филиппин). Она говорит, что первые пациенты с COVID-19 появились в стране в конце января – начале февраля. Все они приехали из Китая. "В тот момент больницы, где я работала, не предоставляли полный набор средств индивидуальной защиты – медперсоналу было рекомендовано носить маски N95 при осмотре пациентов с подозрением на коронавирус", – рассказывает Айрис. В начале февраля ввели общий карантин, а иностранцам запретили въезд в страну.

"Все филиппинцы, приезжающие из "горячих точек коронавируса" – из Китая, Тайваня, Гонконга и позже из Японии, – в обязательном порядке помещались на карантин, – говорит Айрис. – Одновременно наше министерство здравоохранения начало разрабатывать процедуру по работе с коронавирусом. Тестов на COVID-19 в тот момент было немного, поэтому на коронавирус проверяли только тех, кто подходил под большинство критериев". Именно запрет на путешествия помог снизить число заболевших, считает Айрис. Однако то, что жесткие меры часто не соблюдались, снизило эффект: у нее самой были пациенты, которые нарушили режим самоизоляции и заразили других.

Резкий рост случаев COVID-19 на Филиппинах зафиксировали в начале марта: следом ввели уже строгий карантин, который затронул не только школы и офисы, но и церкви – например, все мессы были переведены в онлайн. Также были введены запрет на путешествия внутри страны и комендантский час: местные жители получили пропуска, по которым только один человек из квартиры или частного дома может пойти в магазин или в аптеку. За тем, чтобы введенные правила соблюдались, следит армия. На данный момент карантин продлен до конца апреля.

"Я думаю, реальная статистика не отражает общей картины: тестов на всех не хватало, поэтому на самом деле больных гораздо больше", – считает Айрис. В марте госпитали, включая те, где работает Айрис, начали обустраивать специальные палатки для размещения пациентов с коронавирусом на своих парковках. Кроме того, медперсонал стал получать средства индивидуальной защиты, которые стоят недешево, – их покупают как сами больницы, так и местные жители. Также врачей обеспечивают питанием и жильем: они могут бесплатно переночевать в отелях, церквях или школах. "Мы – страна третьего мира, но мы также страна веры, которая проявляется в действии. Да, нам по-прежнему не хватает защитных костюмов, оборудования и мест в больницах. Но у нас удивительное общество, которое объединилось во время кризиса", – говорит Айрис Доминго.

Китай: Местное население уже переболело

Более 82 тысяч заболевших, более 77 тысяч человек вылечились. Умерли 3339 человек.

Власти Китая официально объявили, что с эпидемией коронавируса в стране справились, говорит медсестра из больницы города Тяньцзинь (находится в 120 км от Пекина) Ван Яньфэн: "Однако меры предосторожности по-прежнему соблюдаются полностью: например, люди должны носить маски, им продолжают измерять температуру при входе в помещение". Для продления карантина есть несколько причин. Во-первых, власти и местные жители очень боятся повторения эпидемии. Во-вторых, это способ поддержать Ухань – город, который стал эпицентром заражений COVID-19. Как предполагает Ван Яньфэн, меры будут сняты после того, как там не останется заболевших.

"Местное население переболело: сейчас COVID-19 в основном диагностируют у тех, кто приезжает домой из-за границы после эпидемии", – говорит медсестра. Сразу после прилета пассажиры всех международных рейсов проходят обязательное тестирование и карантин в течение 14 дней. Все это за свой счет: изоляция в специально отведенном для этого месте, например, обходится в сумму, эквивалентную 2-8 тысячам рублей (до $100) в день.

"Тяжелых" больных с COVID-19 уже немного, рассказывает Ван Яньфэн: "Сейчас, как и во время эпидемии, число больных зависит от того, где находится больница. Там, где я работаю, даже в самый пик было немного больных – нам не пришлось работать в авральном режиме, наши смены не изменились – 4-6 часов". Она напоминает, что в каждом городе были выделены специальные госпитали для приема пациентов именно с коронавирусом.

Снизить риск заражения медикам помогают жесткие меры предосторожности. В самой больнице четыре раза в день проводится специальная процедура дезинфекции: поверхностей предметов, воздуха, стен, мебели и не только. Медики, чтобы защититься, следуют строгой процедуре: "Мы в обязательном порядке надеваем изолирующую одежду, носим медицинские маски, а если осматриваем пациентов с подозрением на коронавирус, то используем специальный респиратор N95. Кроме того, мы носим защитные очки", – говорит медсестра. Защитные изделия больница получала и от государства, и от сограждан: "Вообще, в ситуации с коронавирусом медики получали серьезную поддержку от местных жителей: они не только жертвовали маски, но и зачастую работали волонтерами и поставляли продукты".

Когда в разгар пандемии стало не хватать защитных очков, Ван Яньфэн и ее коллеги сделали пластмассовые шлемы из пластиковых папок для документов. Также медики принимают китайские препараты для укрепления иммунитета, говорит медсестра.

По мнению Ван Яньфэн, справиться с эпидемией помогли меры китайского правительства: изоляция зараженных, запрет на путешествия через Ухань (город, ставший очагом распространения вируса) и всеобщий карантин. "Сегодня на улице особенно оживленно, те ресторанчики-кафе, которые были закрыты во время карантина, уже работают, местный торговый центр увеличил время работы до обычного – жизнь возвращается в норму", – говорит она. Правда, отмечает медсестра, китайские ЗАГСы до сих пор закрыты: власти ждут, что большинство пар, которые собрались разводиться после окончания совместного карантина, передумают.

Франция: Не готовы к такому потоку пациентов

Более 113 тысяч заболевших, более 21 тысячи человек вылечились. Умерли 10 887 человек.

Мари Дюваль – врач в одной из парижских государственных больниц. Госпитали в столичном регионе и на востоке Франции перегружены, рассказывает она. Как правило, у молодых пациентов коронавирус проходит в легкой форме или же вообще без симптомов, рассказывает Дюваль, а в больнице оказываются те, кому более 60 лет. Однако есть и исключения: "У нас в реанимации сейчас несколько пациентов в крайне тяжелом состоянии: им 20-25 лет, и они были совершенно здоровы до COVID-19. Кроме того, мои коллеги потеряли пациентов 40-50 лет: они были активны, у них не было хронических заболеваний, поэтому их смерть стала совершенно неожиданной".

О непредсказуемости коронавируса говорит и коллега Мари – врач частной клиники Hopital Privé de Marne La Vallée из пригорода Парижа, города города Бри-сюр-Марн, Пьер Карлье: "Сегодня ты чувствуешь себя хорошо, а завтра ты не можешь самостоятельно дышать, и ты в критическом состоянии. При этом тяжелая форма коронавируса может быть у пациента любого возраста". Некоторым больным неожиданно становится резко хуже, как правило, после седьмого дня болезни – их срочно приходится интубировать. "Мы не можем ни прогнозировать это, ни понять причину, – отмечает Карлье. – У пациентов обычно наблюдается коморбидность: на фоне коронавируса развиваются сразу несколько заболеваний. Если же есть диабет, лишний вес или высокое давление, риск смертности возрастает".

"Проблема в том, что эта болезнь совершенно новая и неизученная: медики только сейчас начали понимать ее механизм. Первые исследования приходят к нам от коллег из Китая и из Италии", – говорит Мари Дюваль. Система здравоохранения как во Франции, так и в других странах не справляется с нагрузкой, считает она: "Это проблема больниц во всем мире: нам не хватает оборудования, аппаратов ИВЛ, средств защиты. Причина в том, что это первый раз, когда респираторный вирус распространился так быстро и перерос в эпидемию. Ни одна из стран не была готова к такому огромному потоку тяжелых пациентов, которым бы требовались аппараты ИВЛ, тем более с симптомами заболевания, которое до сих пор не изучено". По мнению врача, сыграло роль и то, что власти Франции опоздали с введением карантина: он был объявлен 17 марта – после муниципальных выборов.

Теперь проблема нехватки ресурсов в стране решается их перераспределением, рассказывает Мари Дюваль: из больших городов, где больницы перегружены, пациентов перевозят в деревни, где есть свободные места в реанимации. Для этого используются как реанимобили, так и поезда. Кроме того, в лечении пациентов с коронавирусом участвуют и частные клиники, в том числе та, где работает Пьер Карлье: такие медучреждения полностью переоборудуют под COVID-отделения. Как правило, в таких госпиталях нет реанимаций, поэтому туда поступают пациенты, у которых нет проблем с дыханием: люди, у которых состояние средней тяжести, или же те, кто восстанавливается. "Однако иногда пациенту резко становится хуже – в этом случае мы вызываем реанимобиль и перевозим его в соседнюю больницу, где есть реанимация", – рассказывает Карлье.

Нехватка средств защиты стала большой проблемой в начале эпидемии, но постепенно проблема решается, говорит Мари Дюваль: "Быстрее всего отреагировали местные частные компании. Они организовывали и отправляли дезинфекторы, маски и защитные костюмы в соседние больницы". Медперсонал поддерживают и рестораны, которые сейчас работают только на вынос: отправляют в больницы еду и кофе бесплатно.

Дюваль уверена, что официальные цифры по заболеваемости занижены: "Зачастую, если симптомов всего несколько и человеку не требуется лечение в больнице, ему даже не делают тест на COVID-19″. Пьер Карлье прогнозирует, что страну ждут еще как минимум шесть недель карантина. Если же говорить о ситуации в целом, добавляет Дюваль, сейчас все надеются на создание вакцины. Проблема только в том, что тестирование и разработка, как правило, занимают не меньше года или полутора лет.

Турция: Не можешь обнять детей, чтобы не рисковать их здоровьем

Более 38 тысяч заболевших, более 1800 человек вылечились. Умерли 812 человек.

Медсестра Мельтем Гюзель работает в крупном государственном госпитале при университете в Измире – втором после Стамбула городе по числу заразившихся коронавирусом. Турецкие больницы сейчас "на военном положении", говорит она: "Наши больницы полностью освободили для пациентов с COVID-19. Это значит, что всех больных, не требующих срочного лечения, отправили по домам, а все плановые операции отменили". Число людей, поступающих с коронавирусом, постоянно растет: если еще несколько дней назад их было 30-40 ежедневно, то сегодня число резко перевалило за 100 человек. "При этом смертей тоже стало больше. Мы еле успеваем отдавать тела родным пациентов... В условиях эпидемии полиция следит за тем, чтобы сами похороны проходили максимально быстро, и без традиционного скопления людей", – говорит Гюзель. По ее словам, такие меры призваны сократить число заражений, которое выше всего в больших городах – Стамбуле, Измире.

При этом официальные цифры вряд ли отражают реальную ситуацию, уверена Гюзель: "Зачастую пожилые пациенты или те, у кого тяжелые хронические заболевания, умирают очень быстро – в таких случаях им даже не делают анализ на COVID-19, поскольку врачам не до этого. Но похороны организуются, исходя из того, что у человека был коронавирус". В целом, по словам медсестры, чем выше возраст пациента, тем меньше у него шансов выздороветь: "Больные старше 80 лет, попадая в реанимацию на ИВЛ, как правило, оттуда уже не выходят", – говорит медсестра.

"Основная проблема в том, что народ не сидит дома. Власти должны были уже давно ввести всеобщий жесткий карантин, заставив граждан оставаться дома. Турция уже очень опоздала", – убеждена Гюзель. Сначала власти запретили выходить на улицу только "группе риска" – гражданам старше 65 лет и тем, у кого есть хронические заболевания. 3 апреля были приняты дополнительные меры: к пожилым добавилась молодежь. Все, кому меньше 20 лет, должны соблюдать самоизоляцию. "Это очень хорошее решение. Молодежь не воспринимает коронавирус серьезно, поскольку у них практически нет симптомов, но при этом дети и подростки являются активными переносчиками", – говорит Гюзель и добавляет, что собирающиеся вместе подростки возвращаются домой, где они часто живут со старшими родственниками, и заражают их.

По словам медсестры, сейчас эпидемия коронавируса в Турции в начальной стадии, поэтому пока хватает и мест в реанимациях, и аппаратов ИВЛ: "В целом мы все понимаем – главная волна еще впереди: поэтому медперсонал очень напряжен и нервничает. Непонятно, как именно будет развиваться эпидемия". Заставляет нервничать и риск заразить близких. Некоторые медики предпочли обезопасить детей и старших родственников, отправив их жить отдельно, а сами ночуют вместе с коллегами у кого-то дома или же в отеле при больнице. "Те же из нас, кто продолжает жить с семьей, соблюдают жесткие меры: полная дезинфекция, маски и социальная дистанция – даже дома. Это значит, что ты не можешь обнять собственных детей, жену или мужа – чтобы не рисковать их здоровьем", – рассказывает Мельтем Гюзель.

Великобритания: Домой отправили всех, кого можно было выписать

Более 61 тысячи заболевших, более 350 человек вылечились. Умерли 7111 человек.

Врач геронтологического отделения в одной из больниц Оксфорда Алексей Соколов рассказал Настоящему Времени, что в его медучреждении к наступающему пику эпидемии готовились заранее: "Домой отправили всех пациентов, которых можно было выписать. Тех, кому требовалось лечение, перенаправили в другие больницы. Все плановые и несрочные операции были отменены". Саму больницу разделили на две части: одно здание полностью заняло COVID-отделение. Второе – "чистое", там врачи предоставляют основную медицинскую помощь пациентам без коронавируса, не подвергая их риску заразиться.

Для того чтобы создать дополнительные места, операционные переоборудовали в реанимацию. "Кроме того, весь персонал освободили для работы с пациентами с коронавирусом: например, мой друг, хирург-ортопед, сейчас помогает врачам в отделении интенсивной терапии", – говорит врач. По словам Алексея, число больных COVID-19 увеличивается с каждым днем, однако он подчеркивает: это было ожидаемо. "У нас достаточно ресурсов, чтобы справиться с пиком эпидемии. Именно поэтому лично мы считаем, что меры, принятые государством, были адекватными", – говорит он. Строгий карантин был введен в Великобритании 23 марта. Алексей и его коллеги настроены на борьбу: "Сейчас чувствуется общая сплоченность, мы работаем в команде и полностью сфокусированы на том, чтобы помочь нашим пациентам. И хотя мы ужасно заняты, в целом ощущение, что все под контролем".

Новая Зеландия: Населению дали 48 часов на подготовку к всеобщей изоляции

Более 1200 заболевших, более 300 человек вылечились. Умер 1 человек.

"Лечение пациентов с коронавирусом протекает спокойно. За все время эпидемии у нас было выявлено минимальное число заболевших, – говорит медсестра из Окленда Кэрол Грин. – 14 пациентов остаются еще в больницах – речь идет в целом о стране. Четверо из них находятся в реанимации". При этом число "завозных" случаев, когда заболевший приехал из-за рубежа, в Новой Зеландии снижается (сейчас их 41%). А местных, когда заразились местные жители, никуда не выезжавшие, – увеличилось (44%).

Под лечение коронавируса в новозеландских больницах выделили отделения и специальные палаты – как можно дальше от остальных пациентов. По словам Кэрол, пациенты в больнице, где она работает, находятся в помещениях с отрицательным давлением (это метод изоляции в медучреждениях, который предотвращает перекрестное загрязнение – из комнаты в комнату). "Весь наш медперсонал прошел необходимую в условиях эпидемии COVID-19 подготовку. Нас обучали, как правильно использовать персональные средства защиты, поэтому мы готовы контактировать с любыми пациентами", – говорит медсестра.

"За пределами больниц – при входе или же местно, в конкретных районах, организовано тестирование людей, у которых подозревали коронавирус, – продолжает Кэрол. – Во время осмотра медики используют все меры защиты, включая маски, костюмы, специальные бахилы, очки и перчатки".

Первый случай заражения коронавирусом в Новой Зеландии зафиксировали в конце февраля. Опасаясь распространения внутри страны, 23 марта власти ввели карантин, причем сразу объявили третий уровень экстренных мер. "Населению дали 48 часов подготовиться к четвертому уровню мер, всеобщей изоляции. В ее условиях из дома можно выйти только в магазин, и то туда можно зайти, только соблюдая социальную дистанцию, – рассказывает Кэрол Грин. – При этом все, кто сейчас работают в больницах, проходят без очереди – таким образом, нам выражают благодарность за работу".

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2020 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]