Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Рад, когда на Mаршах вижу много своих выпускников, сколько же порядочных людей!»

21.10.2020 политика
«Рад, когда на Mаршах вижу много своих выпускников, сколько же порядочных людей!»

Замдекана рассказал, почему вынужден был уйти из педагогического университета после 22 лет работы.

В субботу заместитель декана факультета естествознания Николай Стреха пришел в родной педагогический университет, чтобы прочесть последнюю лекцию. Но пропуск не сработал: «Леонидович, дана команда вас не пропускать». Как говорит преподаватель, его вынудили уйти из-за активной гражданской позиции. Николай Стреха рассказал tut.by, почему нельзя оправдывать свое молчание, что ответит, если внуки спросят: «Дед, а почему ты не сидел?», и почему новое поколение не боится запретов.

Сегодня заместитель декана факультета естествознания по учебной работе БГПУ Николай Стреха в новой для себя роли — безработного. Его биография и преподавательский путь все еще размещены на сайте университета, но Николай Леонидович официально уже не имеет никакого отношения к этому заведению.

«Стреха Н.Л. автор более 180 научных, научно-методических, учебных и учебно-методических работ, в том числе допущенных Министерством образования в качестве учебных пособий для студентов высших учебных заведений, а также учреждений общего среднего образования», — указано на официальном сайте БГПУ имени М. Танка.

Николай Стреха, 57 лет. Родился в деревне Малые Викоровичи Столинского района Брестской области. Окончил с отличием Брестский государственный педагогический институт им. А.С. Пушкина, также с отличием — юридический факультет БГУ. Работал в Брестском государственном педагогическом институте, с 1998 по 2020 год — в Белорусском государственном педагогическом университете.

Распрощаться с преподавательской карьерой Николаю Леонидовичу пришлось из-за активной гражданской позиции. Говорит, руководство его просило не высказываться в социальных сетях насчет ситуации в стране, но молчать он не смог. Далее были беседы, политинформация и заявление об увольнении по соглашению сторон.

— Николай Леонидович, за этот короткий период после ухода из университета возникала мысль, что лучше было промолчать? Не высказываться публично, но при этом остаться при позиции и при должности.

— Нет, для меня совесть важнее, так меня воспитали. Свою позицию отстаивал всегда, начиная с 90-х годов. Если бы мне сказали, что, занимая такую должность, не могу открыто высказываться, что это идет вразрез с позицией университета, с удовольствием остался бы на преподавательской работе и продолжил бы дальше говорить о ситуации в стране. Но мне выбора не оставляли, сказали: если остаюсь при своей позиции, дальше в университете работать не могу.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Честно говоря, я соблюдал корпоративную этику на занятиях и не высказывался, если это не касалось темы. Но моя дисциплина такая, что не могло не касаться — «Экономическая, политическая и социальная география». Например, вопрос политических режимов — в любом случае какие-то моменты затрагивались. Но вне работы как человек, гражданин, естественно, высказывал и защищал свою позицию. Мне ставили в упрек: «Тебя же читают студенты, ты можешь иметь позицию, но озвучивать в кулуарных беседах. Таких среди нас много».

— Вы упомянули, что свою позицию отстаиваете с 90-х, но только сейчас столкнулись с тем, что, оставаясь при своем мнении, не можете продолжать преподавательскую деятельность? Раньше публично не высказывались?

— Возможно, но всегда преподавал на белорусском языке, до последнего, пока в университете не появились студенты-туркмены. Никогда не ходил ни на какие мероприятия, которые у нас организовывались. Все прекрасно знали, что Стреху на избирательные участки ставить нельзя, отправлять на какие-то митинги или собирать подписи в поддержку президента. Я несколько раз был заместителем декана, уходил, потом возвращался, но меня не заставляли заниматься идеологической работой, их устраивало то, что хорошо справляюсь с работой, которая касается только учебного процесса.

За всю мою работу никаких замечаний, нареканий в мой адрес не было. Зная такую позицию, меня просто никуда не посылали и не отправляли. Это было и в 2010 году, когда участвовал в акции, не афишировал это, но в университете знали.

«Рад, когда на маршах вижу много своих выпускников, сколько же порядочных людей!»

— У вас дважды в социальных сетях прозвучал возможный вопрос из будущего: «Дед, а почему ты тогда не сидел?». Боитесь его услышать?

— Студенты знают мой юмор, я люблю иногда постебаться, это своеобразная ирония. Действительно, если человек сейчас не проявляет свою гражданскую позицию, то, конечно, потом со стороны нашчадкаў вопросы к тебе могут возникнуть. Чем ты занимался? Значит, сидел и молчал как мышь под метлой.

Фото: социальные сети

— Вам кажется, сейчас невозможно отсидеться молча? Многие же говорят: «Ребята, я вне политики, оставьте меня».

— Конформизм — понятное явление, большинство так и говорит: «Я все понимаю, я против, но боюсь потерять». И перечисляют что. Не осуждаю людей, каждый вправе позволить себе то, что может. Моя совесть говорит: если промолчу, потом сам с собой не смогу жить.

— Когда вы поняли, что вас обманули: 9 августа или молчать стало невозможно после того, как из Окрестина выпустили избитых людей?

— Про этот режим я знал все с самого начала, и за этого человека ни разу не голосовал. Когда-то оканчивал юрфак БГУ, так еще в 1998 году был в суде и уже тогда видел, как вершится наше правосудие. Поэтому никаких иллюзий не было. Но события 9−11 августа… Увидев избитых, говорил, что у нас в деревне человек не мог так позволить себе поступить со скотом, как у нас поступали с людьми.

Не так давно Николай Леонидович заходил в цветочный магазин избитого владельца Максима Хорошина, чтобы купить букет и выразить тем самым солидарность. Но не ожидал, сколько людей захотят поддержать его самого: студенты, выпускники, преподаватели других университетов.

— Рад, когда на маршах вижу много своих выпускников, сколько же порядочных людей! — отмечает уже бывший заместитель декана.

«Дорогие студенты, я всегда вам говорил и повторяю снова и снова: в университете главные не ректор, проректора или деканы. Они всего лишь возглавляют администрацию университета, факультетов и так далее. Главные в университете — вы. Не будет вас — не будет и университета, и никому не нужна будет эта администрация. Как и в нашей стране: главный не президент, он всего лишь глава того государства, которое создано для управления обществом. Главный в стране — Народ. Именно Народ решает, каким должно быть это государство и кто его должен возглавлять. Поэтому не бойтесь проявлять свою гражданскую позицию, не бойтесь отстаивать свои интересы и проявлять солидарность. Только своей активной позицией вы сможете сделать образовательный процесс в университете более качественным и эффективным, а свою страну — лучше», — такую запись оставил на своей странице в Facebook Николай Стреха.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Студенты — это другое поколение, кажется, власть этого не понимает. Выросло новое поколение, которое по-другому воспринимает общество, роль человека в нем, и молодежь не хочет жить там, где ей указывают и командуют. Глядя на свою дочку, вижу: это совершенно другие люди, намного свободнее. Кто-то из них может решиться на какие-то поступки, кто-то выжидает, как большинство белорусов.

«Работы не боюсь, вырос в белорусской деревне на Полесье, поэтому приучен ко всему»

Как говорит Николай Стреха, в университете упрекнули: его увольнение — это пиар.

— И это сказал человек, который до этого высказывался: «Когда мы победим? Наверное, все сдувается». А разве можно что-то надуть, сидя на кухне? Хорошо быть зрителем и говорить: «Ах, мы проигрываем!» Так ты разве играешь? Может, что-то на кон поставил? Зритель всего лишь получает удовольствие, больше или меньше, не более того. Возможно, где-то не хватает солидарности. Если бы 20 человек с факультета написали заявление об увольнении, никто бы, естественно, факультет не закрыл бы. Но с другой стороны, меня поражает мобилизация и самоорганизация белорусского общества, сколько красивых и воодушевленных людей, готовых чем-то жертвовать, добиваясь результата.

— Когда публичный человек или тот, кто работал в системе, начинает высказываться открыто, быстро находится статья. Например неповиновение. Не опасаетесь?

— Как юрист все прекрасно знаю. Говорят, мне надо было оставаться в университете, не писать заявление. Мог, но нашлись бы всевозможные зацепки, варианты, чтобы уволить по статье.

Фото: социальные сети

— Для вас было удивлением, когда в субботу не пропустили в университет прочесть последнюю лекцию?

— Да, не ожидал. Еще в пятницу обсуждал с деканом, что буду читать последние лекционные часы, она ответила: «Можно не приходить». Почему? Я пришел отработать, что положено, пробую зайти с помощью электронного пропуска, не срабатывает. Спрашиваю на вахте, что случилось: «Представляете, Николай Леонидович, дана команда вас не пропускать. Только в сопровождении декана». Так боялись, чтобы сам не пошел к студентам, они уже все знали и стали выражать свое несогласие. Им объясняли: Стреха никто не увольняет, он уходит сам, давно хотел уволиться.

— Знаете, чем займетесь дальше?

— Пока решил дать себе небольшой перерыв, полноценного длинного отпуска не было, поэтому месяц отдохну. А дальше — рассмотрю варианты, они уже поступают. Вы же прекрасно понимаете, что в системе образования точно не смогу работать, там уже, видимо, дана установка.

Если возвращаться к теме солидарности, неожиданно откликнулись мои выпускники, предлагали материальную помощь: «Николай Леонидович, дайте номер карточки». Я поражен. Вы что, ребята? Я же создавал какую-то финансовую подушку, еще физически и морально трудоспособен. Работы не боюсь, вырос в белорусской деревне на Полесье, поэтому приучен ко всему.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]