Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Предчувствие третьей мировой

10.03.2014 политика
Предчувствие третьей мировой

- Ты когда-нибудь оторвешься от компа и пойдешь в магазин, как все люди? – заорала из кухни жена.

- Авианосец «Джордж Буш» пройдет через Босфорский пролив или нет?

Жена возникла в кабинете и угрожающе положила руку на крышку ноутбука.

- Нужен творог и молоко. Я буду блинчики на ужин делать.

- У нас рулетка есть?

- И хлеб кончился бутербродный.

- Где наш глобус?

- Зачем глобус? Ты в магазин идешь.

- Хочу померять, пройдет или нет?

- У тебя деньги есть?

- Какие-то есть. Кажется…

- Значит: хлеб нарезанный овясный, творог , можно четырехпроцентный и молоко.

- Где молоко?

- Поставь глобус на место и одевайся. Полуторапроцентное молоко. Как мы обычно покупаем.

- Ага.

- Ты зачем опять в компьютер полез?

- А?

- Тебе же сказали: в магазин!

- Что магазин?

- Сил моих больше нет никаких! Это же нечеловеческое терпение надо иметь, нечеловеческие нервы, чтобы с тобой жить! Права была моя мама, когда говорила, что нельзя за тебя выходить…

- Что?

- Господи…

- Я все слышал…

- Что ты слышал? Повтори?

- Блинчики…

-Тогда почему ты еще сидишь за компьютером?

- Да-да…

- Вставай и иди немедленно.

- Куда?

- Боже мой! Я сейчас тебя убью!

- Ага.

- Вот твой свитер и куртка.

- Пасиб…

- Иди уже. Без тебя все равно ничего не начнется…

- Не начнется…

- Куда пошел?

- А?

- Ты куда пошел в тапочках?

- Конечно. Сейчас…

- Нет, к компьютеру только через мой труп! Выход там.

- Где?

Я спускался по лестнице, прикидывая масштаб глобуса. Один к трем миллионам или к четырем? Если пять миллионов – то надо множить на что-то. Только на что - не понятно. Может быть надо делить? Нет, тогда совсем маленькие значения получаются. Не может авианосец «Джордж Буш» быть меньше ноля.

Для того, чтобы войти в гастроном надо подняться на пару ступенек. Я уже занес ногу, как меня негромко окликнули.

- Эй, парень, - раздался чей-то голос.

- Чего? – я повернулся. Мужик оказался сиреневый, небритый, глаза мутные.

- Дай двадцать тысяч.

- Зачем? – удивился я.

- Не хватает, - ответил мужик глядя куда-то в сторону, а не на меня.

- На что не хватает? – еще больше удивился я.

Мужик хмыкнул и уставился мутными глазами.

- Да они скоро вообще не понадобятся… Тьфу…

Он собрался что-то добавить, но я перебил:

- Слушай, знаешь, какая ширина Босфорского пролива?

Он открыл рот, но ничего не произнес.

- Так пройдет через него авианосец «Джордж Буш» или нет?

Мужик продолжал стоять с открытым ртом. Мне надоело смотреть на желтые от никотина зубы:

- Ну?

Он крякнул и взлохматил затылок.

- Шура, - мужик неожиданно схватил проходящую мимо невысокую женщину за локоть, - Шура, скажи...

Женщина, словно была готова к такому повороту и немедленно принялась свободной рукой колотить мужика по голове.

- Отстань, алкоголик!

- Шура, скажи, - уклонялся мужик, но локоть не отпускал. - Скажи, Шура…

- Как таких только земля носит! – Шура вырвала локоть и продолжила бить мужика уже двумя руками.

- Александра! – истошно заорал мужик. С соседнего дерева испуганно взлетели вороны.

Женщина замерла, съежилась, втянула голову в плечи и посмотрела на мужика затравленным собачьим взглядом. Она медленно закрыла лицо руками и зарыдала.

- Ну, Шура, - мужик примирительно обнял ее за плечи, - Шура…

Он наклонился к ее уху и что-то зашептал, то и дело оглядываясь по сторонам. Плечи у женщины тряслись, она закивала головой. Мужик слегка подтолкнул ее, и они медленно побрели во двор. Перед тем как исчезнуть за поворотом, они остановились и обернулись. У женщины были заплаканные глаза, дешевая тушь растеклась по щекам черными пятнами. Мужик что-то произнес в мою сторону, но слышно не было.

- А? – я сделал шаг к ним.

- Пройдет,- замахал руками мужик, и Шура кивнула, чтобы я даже и не сомневался.

- Точно? – переспросил я и сделал еще один шаг, - Вы даже не представляете себе, как это важно. Это совсем меняет дело. Теперь весь расклад….

Но они не собирались слушать и исчезли за поворотом.

Я толкнул дверь, на которой было написано «санитарный час с 14-30 по 15-30».

-Так, - обратился я к продавщице. Она нехотя оторвалась от работающего телевизора. На экране бесформенные женщины обсуждали диеты. Продавщица недовольно сверкнула очками.

- Двадцать…нет…Тридцать коробков спичек. Сорок.

Она не глядя засунула руку под прилавок, вытащила четыре упаковки в коричневой оберточной бумаге и снова уткнулась в экран, висящий под потолком.

- Соль, - продолжил я.

- Соль на зале, - не оборачиваясь ответила она, - сахар там же. Подсолнечное масло в ящиках. Мука в пакетах только по полкило.

- А… - начал я и задумался.

- Да, - кивнула она и положила рядом со спичками упаковку стеариновых свечей.

- Десять,- пересчитал я, - Можно еще одну?

- Нет, - ответила продавщица, не отрываясь от телевизора,- нельзя: последняя. Завтра приходи, мы еще заказали.

Евгений Липкович, специально для charter97.org

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]