Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«У всех шок: куда мы вообще попали?!»

20.04.2018 общество
«У всех шок: куда мы вообще попали?!»

Девушки-резервисты рассказали о военных сборах.

«Где-то в 20.30 мне позвонили, сказали завтра быть в военкомате. „Зачем?“ — уточнила я. „На месте пояснят“, — ответили мне», — фельдшер Вероника Слиж вспоминает, как узнала, что ее ждет повестка. Вероника — одна из девушек, которых во время недавней проверки Вооруженных сил призвали на сборы из запаса. Всего женщин-резервистов было около 50. В интервью tut.by они рассказали о солдатских буднях, первых в жизни стрельбищах и розах, которые парни дарили даже на полигоне.

«В палатках деревянный пол, умывальник с зеркалом и даже четыре розетки»

— На работе все теперь спрашивают: «Как там было? Понравилось?» — делится впечатлениями Екатерина Гуринович, медсестра 11-й минской городской стоматологической поликлиники. Мы созвонились в среду, когда Катя впервые после сборов пришла на смену.

Екатерина Гуринович
Фото: личный архив

— И что вы отвечаете?

— Говорю: если хочется сменить обстановку, езжайте.

На сборах Екатерина была 23 дня.

— Когда 14 марта в отделе кадров мне вручили повестку, я удивилась: «Это что, в суд?» — вспоминает медсестра. — «В армию», — ответили. «Как? — переспросила я. — А что у нас уже и девушек забирают?»

Сразу была паника — вдруг война, потом страх — а если заберут на полтора года. Все вопросы снялись только в военкомате. Тогда же появилась и новая задача — 22 марта к 8 утра явиться на сборочный пункт. С собой взять ложку, чашку, полотенце и теплые вещи по сезону. Девчонки, конечно же, прихватили еще и косметички. Война войной, шутили, а нужно быть красивыми.

Условия, в которые заселили девушек, продолжает медсестра, — «очень человеческие». Удобные кровати, наволочка, простыня. Хочешь второе одеяло — пожалуйста.

Сразу девушки жили в казарме, а недели через полторы переехали в палатки на полигон.

— В каждой палатке по 6?7 человек, — рассказывает Катя. — Меня удивило, что внутри там постелили деревянный пол, стоял умывальник с зеркалом, было даже четыре розетки, — собеседница описывает условия жизни на полигоне. — Единственный минус — буржуйка, которую приходилось постоянно топить.

Подъем в 6.00, но все просыпались пораньше — «нужно же в душ сходить, накраситься».

— В казарме установлены бойлеры, на полигоне — перевозная баня. Количество теплой воды ограничено, поэтому мылись по очереди — кто-то утром, кто-то вечером — и быстро. Зато каждый день.

Кормили вкусно. Пока жили в казарме, девушки, в отличие от мужчин, питались в офицерской столовой. Еда «как домашняя». Завтрак и ужин похожи: каша с сосиской, булочка с маслом, сладкий чай. Обед — каша с котлетой или мясом, салатик. На полигоне рацион более походный — каша с тушенкой, суп с тушенкой, тушенка с кашей, тушенка с супом.

— Тушенка тут была постоянно, — говорит Екатерина об особенностях солдатского меню. — Но я не жалуюсь. Еды хватало, домой вернулась — оказалось, набрала два килограмма.

Впрочем, в солдатских нарядах все лишнее никто не замечал. Форму девушкам выдали мужскую — новую, но мешковатую. Подчеркнуть женственность можно было лишь одним способом — покрепче затянуть ремень, выделив талию.

Фото: личный архив

— Для полигона нам давали резиновые сапоги, — собеседница переходит к теме гардероба. — Самый маленький из всех размеров — 38-й. И то всего две пары. Это обстоятельство нам объяснили так: парней с маленькими ножками в армии нет. В общем, пришлось терпеть. Одной из девушек на ее 36-й достался 40-й. Чтобы сапоги хоть как-то держались, она натягивала несколько пар носков.

Но даже в таких одеждах без внимания парней девушки не оставались.

— Как-то во время полигона молодой человек принес медсестре розу. Не знаю, как он ее достал, с кем договорился, — улыбается собеседница. — Вообще, за время сборов у нас появилось минимум две парочки, отношения у которых, думаю, продолжатся и за стеной военкомата.

«Всюду ты под контролем старшины. Даже на улицу одному не выйти»

— Пришла на работу, не хватало кислорода, настолько привыкла находиться на природе, — рассказывает о жизни после сборов Дарья Харук, медсестра-анестезист 9-й минской городской больницы.

Дарья Харук
Фото: личный архив

Еще тяжелее, как оказалось, расстаться с формой. На полигоне проснулась — и четко знаешь, что надевать. А на гражданке утро — и сразу вопрос: «Юбка или джинсы?». За время «в солдатах» девушка похудела на пять килограммов, дома ее встречали словами: «Наш дембель вернулся».

— Сейчас 23 Февраля буду с папой отмечать, — улыбается Дарья.

Хотя начинался ее призыв не так весело.

— 21 марта пришла в ночь на работу, и тут звонок: «Дарья Николаевна, сейчас за вами придут из военкомата. Нужно оформить документы». Знала, девушек призывают, но было часов семь вечера, и я подумала — это шутка.

Но — нет. Ближе к 22.00 в больницу прибыл офицер с повесткой. Дарью забрали в военкомат, сообщили: «Завтра в 12.00 прийти на сборочный пункт».

— У меня шок, звоню маме: «Призывают». Она: «Куда? Когда? Почему ночью?».

Девушек, как и мужчин, доставили в 72-й гвардейский Объединенный учебный центр в Печах.

— В части наши сумки проверяли солдаты с собаками. Одна искала наркотики, вторая — алкоголь, — делится наблюдениями собеседница. — Затем нам выдали форму и отправили в казарму. До здания было километра два. Пока дошли, девочки уже мозоли берцами натерли. А на завтра присяга, сели подшиваться. Подшивались и молчали.

— Почему?

— У всех шок: куда мы вообще попали?!

Девушки были только медсестрами и фельдшерами, врачи — мужчины.

— Нас разделили: около сорока человек работали в госпитале, остальных отправили по батальонам — к нам они подъезжали уже с пациентами, — рассказывает собеседница.

Пока жили в казарме, каждый день ходили на лекции, на полигоне теорию отрабатывали на практике: учились действовать в условиях войны.

— Предположим, поступает пациент — нам известно его ранение, слушаем жалобы, решаем, что делать, — рассказывает Дарья. — Кроме того, когда сборы только начались, на улице было холодно. Солдаты температурили, кашляли, у одних бронхит, у других — пневмония. Всех их тоже нужно было лечить. Кстати, во время полигона для больных, которым требовалась госпитализация, специально установили три палатки.

Фото: личный архив

Важная часть сборов — стрельбище. Многие девушки волновались, Дарье тут повезло: в школе она стреляла из винтовки и даже на соревнования ездила.

— Каждой выдали по три патрона. В итоге из трех попыток я набрала 15 баллов.

— Похвалили?

— У нас была девушка, которая выбила две «девятки» и «десятку». Вот ее результат точно всех удивил.

— А как вам на сборах?

— Вообще, я быстро адаптировалась. Единственное, что оказалось сложно — отсутствие личной свободы. Всюду ты под контролем старшины. Даже на улицу одному не выйти.

«Первые дни из-за автомата очень болела спина»

— Когда вернулись со сборов в военкомат, говорили: «Можете нас еще призвать, только тем же составом», — рассказывает Вероника Слиж, фельдшер 4-й Минской городской клинической больницы имени Савченко.

Вероника Слиж
Фото: личный архив

— И что вам ответили?

— Сказали: «Хорошо».

Фельдшером Вероника работает уже семь лет, но это ее первый призыв. Почему отобрали именно ее, даже не догадывается.

— Мы так и не поняли, по какому принципу нас призывали, — делится размышлениями собеседница. — Было, например, две девочки, которым по 19 лет, они только-только окончили колледж. И женщины лет 35?40 тоже были. По специальности почти все медсестры.

В первый день резервистам сразу же выдали оружие. Медсестрам в основном пистолеты, фельдшерам — автоматы. Оружие нельзя было упускать из виду, поэтому брать его с собой приходилось в душ, туалет и даже спать.

— Ложишься, рядом сумочка с «магазинами» и автомат в чехле, — вспоминает солдатские будни Вероника. — Конечно, девочкам, которым достались пистолеты, повезло больше. Его на пояс повесил — и все. Автомат же весит килограмма 3?3,5, первые дни из-за него очень болела спина.

На сборах девушек научили собирать-разбирать оружие, стрелять и бросать гранату. А в конце сборов — два дня учений.

Фото: личный архив

За три недели девушки освоили новые навыки не только в медицине, но и в жизни. Например, научились колоть дрова.

— Случалось, выходишь из палатки, начинаешь колоть, подходит кто-то из парней: «Может, помочь?». Ты соглашаешься… — Вероника начинает рассказывать и вдруг делает долгую паузу. — В общем, некоторые парни были настолько городские, что ничего у них не получалось. В итоге мы забирали у них топор и сами все доделывали.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]