Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

«Когда он умер, то весил 45 килограммов при росте 184»

«Когда он умер, то весил 45 килограммов при росте 184»

Солдата комиссовали из армии с 4-й стадией рака.

26-летнему Михаилу Рыштовскому из Гродненской области в армии в этом году поставили диагноз - онкология желудка четвертой стадии - и комиссовали, передает «Радыё Свабода». Через четыре месяца, 20 июля, он умер. Родственники предполагают, что его призвали уже больного, так как призывников не хватало.

«Ему говорили: «Ты просто косишь»

Михаил Рыштовский (взял жены фамилия, ранее был Куневич) родился в деревне Трощило Кореличского района Гродненской области.

Его сестра Мария рассказала, что брата призвали в армию в прошлом году в мае. Служил в Слониме. Об онкологии узнали только в апреле и сразу комиссовали.

«Он ничего не ел, его тошнило от всего. Он таблетку не мог проглотить. Когда он умер, то весил 45 килограммов при росте 184 сантиметра», - говорит собеседница.

Ранее болезнь почему-то не заметили, хотя еще до армии Михаил жаловался на здоровье. У него болел живот, был плохой аппетит, тошнило.

«Всю службу он пролежал в госпиталях. Присягу принимал в больнице. Ему давали ношпу, обезболивающие. Когда он жаловался, ему говорили: «Ты просто косишь», - говорит Мария.

После Слонима он лежал на обследовании в борисовских Печах. И только когда парня забрали в минский военный госпиталь, выяснили, что у него рак.

«У него пошли уже метастазы по всему телу. Какие у него страдания были, бедного! Все врачи, которые смотрели его, кроме военных, и на районе, и в Минске, говорили, что не могло такое сделаться за полгода», - говорит девушка.

Не сдавал анализов и не заходил в кабинеты врачей на осмотр

Перед армией Михаил не ходил к врачам, хотя у него уже были боли. Надеялся, что обследуют на призывной комиссии. Однако, по словам сестры, ему просто подписали все бумаги без его участия, он не сдавал анализов и не заходил в кабинеты врачей на осмотр. Она полагает, что это организовал специалист военкомата по Новогрудскому и Кореличскому району Константин Зарубайко.

Перед армией Михаил лежал в госпитале. Мария слышала, как лаборантка Данута говорила про его плохие анализы. Три года у него держался высокий показатель скорости оседания эритроцитов. Она не может понять, как так вышло, что потом он оказался пригоден к армии.

Как рассказала лаборантка Данута Хвасько, у Михаила никогда не было хороших анализов.

«Я помню, что были большие лейкоциты. Мы тогда еще с моей коллегой - нас двое - обсуждали, от чего это может быть. Ну, мы не врачи, мы подумали, что, может, это из-за ангины, что ли. А дальше как? Вот они пришли по линии военкомата сдать анализы, то мы их им же обратно и даем, и они сами идут с бумагами в комиссариат, а там уже врачи принимают решения. Я исключаю, что какие-то анализы могли быть подменены: я что, в тюрьму хочу? Я сама мать, я никогда бы какому-то комиссару в таком деле подыгрывать не стала бы, пусть бы меня на коленях умоляли. Это вопросы к комиссии», - говорит Данута Хвасько.

Родственники обвиняют в смерти Михаила бывшего комиссара Зарубайко. Он повторял Михаилу, что тот пойдет служить в любом случае, даже при плохом состоянии здоровья.

«Почему Зарубайко еще работает? Из-за него человек погиб. Когда только Мишу комиссовали, он принес Зарубайко документы, а тот говорит: "Тебе не сюда", и губы у него поколебались. Почему военком имеет право разрушать жизни людей? У них был недостаток призывников. Ему надо было свой список заполнить. Я хочу, чтобы он был наказан», - говорит Мария.

После того как брата комиссовали, она обращалась в прокуратуру с вопросом, почему брату вовремя не поставили диагноз. Пришел ответ, что рак у Михаила появился уже во время службы.

Родные планируют бороться дальше за справедливость и добиваться, чтобы виновных в смерти парня наказали.

Мария рассказала, что брат работал в колхозе, а потом строителем. Хотел стать военным, но не успел оформить документы. У него остались жена и маленький ребенок. На похороны 21 июля приехало начальство из колхоза, коллеги, друзья со всей Беларуси. Гроб несли весь путь на руках.

«Это такой человек был, золотой. Никогда не отказывал. Никого никогда не обидел, не тронул. Золотая душа! Почему не среагировали, когда он жаловался. Почему не обратили внимания раньше? Возможно, он бы сейчас был с нами», - жалуется сестра умершего.

«Здесь надо общаться с врачами, а не военными»

Военный комиссар Новогрудского и Кореличского районов Сергей Бурак сказал, что о смерти призывника ничего не сможет объяснить, и перенаправил к медикам.

«Зарубайко не принимал. Любой призывник проходит медицинский осмотр. Заключение делает врач, который руководит работой врачей-специалистов. Далее работает районная призывная комиссия, куда входит представитель райисполкома. Она принимает решение на основании категории годности, которую вынесли врачи. Здесь нужно общаться больше с врачами, чем с военными», - ответил Сергей Бурак.

- Вы знаете об этом случае (смерть Рыштовского)?

- У меня конец рабочего дня. По тому, что вы спросили, я уже объяснил. Медики могут объяснить, что там да как.

Источник charter97.org



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]