Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Беларусь – Иран: больше слов, чем дела

Во вторник, 5 февраля, пресс-конференция, посвященная 34-й годовщине Исламской Революции в Иране, привлекла к себе очень мало внимания белорусских СМИ – несмотря на ряд примечательных моментов. И это отражает нынешнее состояние отношений Минска и Тегерана: многие громкие совместные проекты практически «похоронены», а высшее руководство Беларуси почти перестало упоминать Иран в числе стратегических союзников.

Между тем, белорусские журналисты упустили возможность фактически познакомиться с новым послом Ирана в Минске. Предыдущий, Сейед Абдолла Хосейни, завершил дипломатическую миссию в нашей стране в декабре 2012-го.

Новому послу после короткого рассказа об успехах строительства исламского общества в Иране пришлось говорить о неудачах белорусско-иранского экономического сотрудничества. А также опровергать информацию из WikiLeaks о том, что белорусские специалисты работают на ядерных объектах в Иране.

«Нет, это не так, – сказал Мохаммад Реза Сабури на пресс-конференции в Минске. – Да, там есть иностранные специалисты, но белорусских ученых там нет».

Зато, по словам посла, в Иране рассчитывают, что Александр Лукашенко посетит с визитом эту страну, и заявляют о готовности принять его.

«Мы несколько раз приглашали президента Беларуси посетить с визитом Иран. И если я с ним встречусь, я спрошу у него, на какое время он планирует этот визит», – сообщил дипломат. Впрочем, Мохаммад Реза Сабури не смог сказать ничего конкретного о возможных сроках визита белорусского президента в Иран.

Неудачная экономика

То, что экономические отношения Беларуси и Ирана развиваются совсем не так хорошо, как планировалось, первым признал белорусский президент. В декабре 2012-го, провожая из Минска Сейеда Абдоллу Хосейни, Лукашенко сказал: «Что касается экономики, то, несмотря на то беспрецедентное давление, которое в экономическом и финансовом отношении оказывается на Иран, мы все же имеем относительно неплохой двусторонний товарооборот. Хотя он в этом году немного упал. … Можно говорить, что это произошло в силу проблем в глобальной экономике, в связи с давлением на Иран – это основное, почему мы потеряли данные проекты. Но все же, несмотря на это, мы где-то недоработали. Передайте руководству Ирана, что мы очень рассчитываем на активизацию этого сотрудничества и готовы принять инвестиции иранского бизнеса, государства в выгодном для Ирана ключе».

Более красноречиво о неудачах иранско-белорусского сотрудничества говорит замороженное строительство нового здания посольства Ирана – недалеко от Минского дворца детей и молодежи. Между тем, еще в 2005-2007 годах отношения Беларуси и Ирана выглядели очень даже перспективно: президенты ездили в гости друг к другу, а о новых инвестиционных проектах и совместных предприятиях сообщали буквально каждый месяц.

При этом белорусскую сторону интересовали даже не столько иранские инвестиции, сколько доступ к иранской нефти – альтернативу российским поставщикам белорусское руководство искало всегда. Пилотным проектом в нефтяной сфере должна была стать разработка специалистами ПО «Белоруснефть» иранского месторождения Джофеир, оцененного в 2 млрд баррелей нефти. В 2007 году «Белоруснефть» и Национальная иранская нефтяная компания (НИНК) заключили соответствующий контракт на полмиллиарда долларов – белорусы рассчитывали до конца 2020-го добывать в Иране более 9 млн тонн нефти ежегодно.

Но уже в августе 2011 года «Белоруснефть» официально объявила о выходе из проекта по добыче нефти в Иране. По версии белорусского ПО, «в ходе работ были выявлены новые данные о геологическом строении месторождения, обусловившие изменение технических и финансово-экономических условий реализации проекта».

По версии НИНК, «причиной расторжения контракта стали разногласия, по методам и технологиям ведения работ, а также денежной компенсации иранской стороне за использование Беларусью ее месторождения». Белорусская сторона, по словам иранцев, не выполняла свои обязательства по контракту.

Кстати, примерно тогда же правительство США ввело санкции в отношении «Белоруснефти» – именно из-за сотрудничества белорусской компании с Ираном в нефтяной сфере.

Другим провальным проектом, практически вошедшим в минский городской фольклор, стала сборка легковых автомобилей «Саманд» СП «Юнисон» в поселке Обчак под Минском. Первоначально крупнейший в Иране автопроизводитель – компания Iran Khodro – планировала собирать в Беларуси до 25 тыс. автомобилей в год. Но за весь 2012 год было произведено немногим более 500 машин.

По поводу этого проекта однажды резко высказался первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко: «За пять лет работы только около тысячи автомобилей было произведено и продано, и то под моим нажимом – в МВД, еще куда-то, в госструктуры. Потому что не покупают. И цена слишком высокая для такого класса автомобилей, и модель устаревшая».

Были с иранскими компаниями в Беларуси и другие проблемы – прежде всего в строительной и банковской сферах. Например, в августе 2012-го Нацбанк РБ приостановил действие лицензии ЗАО «ТК Банк» на осуществление некоторых банковских операций, в том числе с депозитами населения. По одной из версий, причиной стало то, что его материнский Банк Теджарат (один из крупнейших в Иране) оказался под международными санкциями.

На пресс-конференции во вторник иранского посла, кстати, спросили и об упомянутых выше проектах. Мохаммад Реза Сабури ответил, что Беларусь еще полтора года назад полностью свернула проект по добыче нефти на иранском месторождении Джофеир. По его словам, проект закрыли «из-за правовых и технических проблем».

Вместе с тем, заявил посол, Иран заинтересован в возобновлении сотрудничества с Беларусью в нефтяной сфере: «Надеемся, что Беларусь, используя свой опыт в нефтяной сфере, сможет участвовать в других проектах в Иране».

Иранский дипломат также признал провал проекта по сборке в Беларуси иранских автомобилей Samand. Это произошло из-за конфликта интересов основных акционеров, сказал посол. В частности, иранская компания Iran Khodro, которой принадлежит 49% акций, хотела получить контрольный пакет в СП, чтобы увеличить степень локализации сборки до 51% и получить льготные условия работы на рынке Таможенного союза, на который и ориентировался данный проект. Но не вышло.

Опасное сотрудничество

Некоторые (пока несостоявшиеся) белорусско-иранские проекты впечатляют своей опасностью для остатков авторитета Беларуси в мире, а другие – вскрывают глубинные противоречия в самом белорусском правительстве.

Так, в декабре 2012-го немецкий журнал Der Spiegel сообщил, что власти Израиля всерьез обеспокоены возможностью создания новой «оси зла» между Ираном и Беларусью. Нашу страну тогда заподозрили в готовности поставить официальному Тегерану современные противовоздушные комплексы С-300, которых, как сказано в заметке, у Минска в избытке. Белорусские С-300 могли бы защитить иранские ядерные объекты от возможных налетов израильской или американской авиации.

Известно, что Иран уже давно пытался стать обладателем вожделенных противовоздушных комплексов, но все предыдущие попытки купить подобную технику у России заканчивались провалом. Возможно, Беларусь бы охотно поставила платежеспособному Ирану свои С-300, но в Кремле намекнули, что этого лучше не делать.

А уже в конце января 2013-го стало известно, что иранская компания Tehran Housing Investment company рассчитывает закрепиться на белорусском рынке жилищного и промышленного строительства.

С главой иранской компании Сайедом Ахмадом Могими провел переговоры председатель ГКНТ Беларуси Игорь Войтов. После этого пресс-служба Госкомитета по науке и технологиям сообщила: «Председатель ГКНТ Игорь Войтов и глава иранской компании "Tehran Housing Investment company" Сайед Ахмад Могими обсудили вопросы научно-технического и инвестиционного сотрудничества, в том числе условия инвестирования в жилищное строительство, создания совместных предприятий по инвестпроектам. Председатель ГКНТ Игорь Войтов рассказал о наиболее важных проектах Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011-2015 годы, а также проектах, в которых иностранные компании могут принять участие. … Представителей компании больше всего заинтересовали проекты в строительной области, в области машиностроения… По этим направлениям иранская сторона готова сотрудничать и создавать совместные предприятия».

В том же пресс-релизе сказано, что программа визита в Беларусь делегации «Tehran Housing Investment company» предусматривает проведение встреч в Мингорисполкоме, в Министерстве строительства и архитектуры, в УП «Минскпроект», РУП «Институт Белгоспроект», УП «Минскградо», а также в Могилевском, Гомельском, Витебском, Брестском, Гродненском облисполкомах.

Забавно, что буквально неделей ранее Михаил Мясникович потребовал, чтобы все организации, осуществляющие строительно-монтажные работы, производство проектных работ, строительных материалов и конструкций были резидентами Беларуси.

Вопрос поручено решить Минстройархитектуры, облисполкомам и Мингорисполкому совместно с МИДом и заинтересованными ведомствами. Премьер отметил, что «множество организаций, которые не являются резидентами Беларуси, оказывают в стране свои услуги. Они не платят в республике налоги, не идут отчисления в Фонд социальной защиты населения. Эти услуги не учитываются в ВВП страны».

Как видим, глава ГКНТ, проводя масштабные переговоры с иранской компанией, действовал явно вразрез с пожеланиями премьер-министра. Впрочем, всякий, кто достаточно пристально наблюдает за деятельностью правительства, может подтвердить: Михаила Мясниковича и Игоря Войтова трудно назвать близкими друзьями. И Иран тут не при чем.

Источник bdg.by



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]