Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Реальная сила

31.08.2016 политика
Реальная сила

Сила неравнодушных способна сделать наш мир лучше.

Статьей лидера гражданской кампании «Европейская Беларусь» Андрея Санникова открывается новый номер польского журнала «New Eastern Europe». Приводим ее текст полностью (перевод — charter97.org):

8 декабря 1986 года в 23.50 в больнице часового завода города Чистополь Татарской Автономной Советской Социалистической Республики в возрасте 48 лет скончался советский узник совести Анатолий Марченко.

Его перевели в эту больницу из тюрьмы после резкого ухудшения состояния здоровья в результате голодовки, которую он объявил в августе того же года и которая длилась несколько месяцев. Он написал об этом в письме, которое было опубликовано через 12 лет после его смерти: «С 4 августа я объявляю голодовку с требованием прекращения издевательств над политзаключенными в СССР и их освобождения». Его похоронили в безымянной могиле под номером 646.

Пять дней спустя после трагической смерти Марченко, Генеральный Секретарь Коммунистической партии Советского Союза Михаил Горбачев прекратил политическую ссылку академика Андрея Сахарова, а вскоре после этого все политические заключенные Советского Союза были освобождены. Это положило конец истории политически мотивированного тюремного заключения в Советском Союзе, а в скором времени привело к кончине самого государства. Своей трагической смертью Марченко провозгласил эру свободы на территории бывшего Советского Союза.

Странно и трагично

Однако свобода длилась недолго. После развала Советского Союза 25 лет назад, режимы бывших Советских республик, теперь уже независимых государств, при некоторых национальных различиях, в скором времени вернулись к репрессивным практикам прошлого. В течение всех этих лет эти практики совершенствовались и стали одним из наиболее эффективных инструментов, используемых автократическими и диктаторскими режимами для бессрочного удержания власти.

В Беларуси события развивались очень странным и трагическим образом. Изначально Беларусь была единственным парламентским государством среди всех бывших советских республик. Более того, она была в авангарде процесса формирования международно признанной демократии. Это было первое постсоветское государство, которое подало заявку на членство в Совете Европы, поскольку было понятно, что этот шаг был необходим для признания государства демократическим (на сегодняшний день Беларусь - единственная европейская страна, которая не является членом Совета Европы).

Беларусь также была одной из первых, кто признал и принял Международный пакт о гражданских и политических правах, который являлся табу в Советском Союзе, ибо наделял индивидуума возможностью защищать права человека и противостоять своему государству. В течение этого короткого периода либерализации и признания мировых стандартов в сфере защиты прав человека Беларусь внесла огромный вклад в международную безопасность, как в области ядерного, так и обычного разоружения. Это еще раз подтверждает, что только демократическое государство может являться истинным донором безопасности, независимо от того, основана она на жесткой или мягкой силе.

Опасность, исходящая от жаждущего власти Александра Лукашенко, который стал первым президентом Беларуси, была недооценена как внутри страны, так и за ее пределами. Он положил начало новой эре безжалостных, жадных, безответственных на международном уровне и непредсказуемых правителей, в частности в трех государствах-основателях Содружества Независимых Государств (своего рода механизма развода, созданного во избежание кровопролития на территории бывшего Советского Союза). Лидеры Беларуси, России и Украины Станислав Шушкевич, Борис Ельцин и Леонид Кравчук, которые расформировали тоталитарное государство, давно ушли от власти, а их преемники занялись поворотом процесса демократизации в бывших советских республиках в обратном направлении. Единственным исключением стала Украина, которая сегодня совершила вторую и более серьезную попытку порвать с прошлым и остановить авторитарные тенденции в политике. Сейчас Украина пытается построить свое демократическое и независимое будущее.

В Беларуси Лукашенко смог построить модель диктаторского государства, которую охотно и эффективно использовал Владимир Путин. Та же самая модель использовалась и в других государствах бывшего Советского Союза и была доведена до логического, агрессивного завершения Кремлем, который развязал войну в Европе против Украины. Неопределенность девяностых трансформировалась в консолидацию автократических и диктаторских режимов, что привело к созданию «кооператива диктаторов», состоящему из большинства бывших Советских республик. Их лидеры могут иметь разногласия по различным проблемам, включая экономические, социальные, торговые и даже политические вопросы, но они всегда соглашаются и поддерживают друг друга в общем презрении к правам человека и основным свободам.

Общий признак всех этих режимов - политические заключенные, люди, которых бросают в тюрьму за их политические убеждения, не совпадающие с мнением правящей группы; люди, которые не боятся говорить и действовать публично против режимов своих стран. Довольно показателен тот факт, что в Беларуси не было серьезных нарушений прав человека в первые несколько лет после развала Советского Союза. Все началось с приходом Лукашенко к власти, и с тех самых пор ситуация становится только хуже.

Уязвимость

Когда речь идет о политических заключенных и политических репрессиях в целом, необходимо помнить одно: это проявление как сущности, так и уязвимости режима. Репрессии направлены против тех, в ком режим видит свою главную угрозу. Репрессивный аппарат может пойти и на убийства своих оппонентов, что и происходило в Беларуси, где в 1999 году несколько лидеров оппозиции, в частности, Виктор Гончар и Юрий Захаренко, были похищены, и больше их никто не видел. В России были убиты несколько оппозиционных политиков, совсем недавно - Борис Немцов.

Тем не менее, диктаторские режимы уязвимы, несмотря на всю их показную силу. Прежде всего, они не защищены международным правом. Это самый важный фактор как для внутренней, так и для международной борьбы за свободу и против тирании. Несмотря на то, что диктаторы стремятся демонстрировать презрение к международному сообществу, в особенности когда оно высказывает обеспокоенность или требует уважения к правам человека, они пристально следят за международной реакцией на жестокое обращение и отвечают еще более безжалостными репрессиями, если реакция слабая.

Хочется отметить один удивительный феномен. За последние 10-15 лет произошло заметное увеличение числа правозащитных организаций, национальных и международных. В то же время, отмечается рост как количества, так и степени серьезности нарушений прав человека. Это не результат неудачи правозащитников, подавляющее большинство которых преданы своему делу, смелы и честны. Скорее, винить в этом стоит соответствующие межправительственные организации, которые не в состоянии придерживаться стандартов в области прав человека. В Европе, к которой принадлежит Беларусь, к таким организациям относятся Совет Европы, Европейский Союз и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Их неспособность к соответствующим действиям напрямую влияет на ситуацию с правами человека в таких странах, как Беларусь.

К сожалению, наблюдается возрастающая тенденция в сторону практики realpolitik в отношении вопросов, связанных с правами человека. Эта тенденция, как ни странно, укрепилась после вторжения в Украину России и пророссийских сил. Европейские и международные организации, основанные на твердых демократических принципах, начали расшатывать собственные устои, принимая мягкие меры в отношении ущемления прав человека, оправдывая себя «изменившимися геополитическими обстоятельствами». Они все чаще уступают давлению диктаторских режимов и их сторонников. Геополитические, экономические и деловые аргументы начинают преобладать во многих случаях, когда в отношении диктаторских режимов, таких, как в Беларуси, обсуждаются и принимаются решения. В результате права человека становятся жертвами политики «нового прагматизма».

Это особенно заметно в парламентских органах тех организаций, которые склонны не замечать нарушений прав человека и негласно поддерживать репрессивные правительства и проправительственные NGO. Существует тенденция отдавать предпочтение или даже оказывать помощь в создании аналитических центров, которые тесно связаны с режимами, а затем основывать общую оценку ситуации на их лояльном анализе. Следует подчеркнуть, что такая политика никогда не приносила плодов. Чаще всего она приводит к ужесточению репрессий со стороны режима, провоцирует беспорядки внутри диктатуры и дестабилизирует ситуацию в регионе. В период европейских и глобальных кризисов самой насущной становится необходимость отстоять ценности. Ценности имеют важнейшее значение. Их безусловная поддержка позволит решить и геополитические проблемы, а не наоборот.

Международная поддержка

Важно помнить, что судьба политических заключенных прямо и пропорционально зависит от международного внимания, солидарности и действий. Конечно, главное значение имеют внутренняя солидарность и внимание, как следствие которых и проводятся международные кампании. Когда мы говорим о политических заключенных, речь, безусловно, идет о недемократических государствах, где отсутствует разделение ветвей власти и независимая судебная система. В таких случаях международное сообщество может действовать в качестве своеобразного демократического правоприменителя, обращая внимание на нарушения прав человека и требуя их прекращения. Отсутствие международного давления приводит к большей безнаказанности преступников, и это касается как отдельных должностных лиц, так и государственных учреждений.

Для политических заключенных крайне важно знать, что их не забыли, и что их жертва признана как в их родной стране, так и во всем мире. Я это очень хорошо понял на собственном опыте, когда меня бросили за решетку за то, что я пошел против «последнего диктатора Европы», и международное сообщество признало меня политическим заключенным.

Есть два подхода к отбыванию срока в тюрьме. Некоторые утверждают, что в тюрьме есть жизнь и даже свобода: все зависит от человека и его восприятия реальности.

Кто-то с этим не согласен.

Я принадлежу к последним. Для меня тюрьма – это существование минус жизнь. Более того, я вижу опасность в признании какой бы то ни было нормальности в ненормальной ситуации, когда человека лишают свободы. Это тяжелое испытание, которое приходится пройти человеку в борьбе за свободу и принципы, и выжить. За решеткой жизненно важно сохранять связь с внешним миром, ибо во внешнем мире присутствуют и свобода, и жизнь. Вот почему письма поддержки политическим заключенным так важны. Поддержка от незнакомых людей так же важна, как любовь и поддержка семьи и друзей.

Политические заключенные попадают в тюрьму за свои взгляды и принципы. Они сражаются за свободу, не только за свободу своих стран, но и всех нас. Они борются за свободу и справедливость, они борются за нас, и мы не должны быть к этому равнодушными.

Говоря о внимании международного сообщества к тяжелому положению политических заключенных, важно помнить, что мы не должны разделять заключенных на узников «первого» и «второго» сорта. Часто бывает так, что внимание сосредоточено на более известных именах, в то время как менее известные люди игнорируются. Тираны понимают это и применяют репрессивные меры соответственно. Их задача состоит в том, чтобы сделать репрессии незаметными для внешнего мира, и убедиться, что международное сообщество эти репрессии игнорирует. Преследуя и пряча в тюрьмы менее заметных активистов, они хотят одновременно достигнуть двух целей: держать общество под контролем и давлением и избежать громкой международной реакции, которая неизбежно следует, если за решетку бросают известных активистов.

Именно это и происходит сейчас в Беларуси: режим под международным давлением освободил некоторых известных политических заключенных, чтобы успокоить общественное мнение, и незамедлительно лишил свободы новых, менее «знаменитых» заложников, таких, как правозащитник Михаил Жемчужный. Европейские политики, которые жаждут улучшения отношений с Лукашенко, предпочитают игнорировать эти факты, ослабляют давление на режим, не требуя его изменения. Такого рода «новый прагматизм» приведет только к новым, более жестким репрессиям.

Не так давно в Лодзи, у меня была возможность послушать известного китайского диссидента, писателя, музыканта и поэта Ляо Иу, который провел несколько лет в коммунистической тюрьме. На меня впечатление произвела очень простая мысль, которую он высказал: Берлинская стена не рухнула бы, если бы не протесты на площади Тяньаньмэнь. Очень простыми словами он сказал, что борьба за свободу является общечеловеческой, и весь демократический мир должен поддерживать ее в каждом уголке планеты.

Трагическая жертва Анатолия Марченко привела к свободе многих из-за громкой реакции, которую она вызвала во всем мире. Внимание и реакция обычных людей, прессы, правозащитников и всех тех, кому небезразлична судьба политических заключенных, имеет большое значение, поскольку это заставляет политиков действовать.

Это реальная сила - сила неравнодушных. И эта сила способна сделать наш мир лучше.

Андрей Санников, «New Eastern Europe»

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]