Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Защитник минского «Динамо» Бен Клаймер: «Не согласен, что Беларусь и Россия – это одна страна»

10.02.2009 спорт

30-летний защитник минского хоккейного клуба «Динамо» Бен Клаймер, американец по происхождению, уверен, что Беларусь - независимое государство с уникальной историей.

Бен Клаймер успел провести в НХЛ более 400 матчей, выиграть Кубок Стэнли в составе «Тампы-Бэй», а в своем первом сезоне КХЛ выступил в Матче всех звезд на Красной Площади.

Добродушный уроженец Миннесоты в интервью сайту Allhockey.ru рассказал о жизни в Минске, о своих навыках в русском и немецком языках, а также о том, что по окончании сезона улетает на Гавайи справлять собственную свадьбу.

— В детстве могли бы представить, что хоккейная карьера приведет Вас в Минск?

— Вот уж ни за что бы не подумал. Во сне бы не приснилось. Но хоккей сейчас развивается по всему миру, и предложение из КХЛ выглядело заманчиво. Рад, что сделал такой выбор и переехал сюда.

— Что вы знали о Беларуси до того, как приехали в Минск?

— Очень и очень мало. Пришлось посидеть в интернете, узнать что да как… Тодд Вудкрофт, который некоторое время работал в нашей команде в этом сезоне, очень хорошо отзывался о Минске. Он рассказал мне много хорошего не только о самой стране, но и о команде тоже.

— Беларусь — сосед России по лестничной клетке. Но вы же не согласитесь с тем, что это - одна страна?

— Думаю, что не соглашусь, потому что на это обиделись бы белорусы, у которых теперь независимое государство. Конечно, между этими странами очень много схожего, но каждая из них по-своему уникальна, у каждой свои особенности и история.

— Что вам больше всего нравится в Минске?

— Все легионеры в команде облюбовали один местный ресторан, который называется «Перфетто». Мы там частенько ужинаем. И там не только замечательная кухня, но и сама атмосфера. Там можно здорово провести время и просто поговорить о чём-нибудь.

Этот ресторан стал своего рода «нашим» местом. Мы туда ходим поесть и расслабиться после матчей.

Очень понравился один исторический музей, куда мы ходили всей командой. Там я узнал много нового и интересного о событиях первой и второй мировых войн, и как они повлияли на современный Минск.

— Вы мне сказали, что не говорите по-русски. Но ведь должно же быть хоть что-то, что вы можете сказать.

— Ну, я могу сказать «лево», «право», «вперед», «назад», «защита», «атака»… Одни хоккейные термины в общем-то.

А вот просто взять и поговорить с кем-то, кто не знает, что я толком не говорю по-русски, это уже тяжело. Хотя вот в начале февраля я заказал себе по-русски пиццу по телефону и очень горжусь тем, что ее принесли.

— А в клубе как-то поощряли вашу инициативу учить язык?

— Пожалуй, но не так чтобы очень. Но я каждый день задаю вопросы игрокам. Что значит то или это слово. Наверняка время от времени задаю одни и те же вопросы, но в итоге я все равно заучиваю слово и уже переключаюсь на следующее. Ребята помогли мне выучить хоккейные термины, а уж потом я стал отталкиваться от них.

— Помимо семьи и друзей, по чему больше всего скучаете?

— Скучаю по своей кровати, по дому. С удовольствием посмотрел бы сейчас американское ТВ. Потому что здесь всё, что у меня есть из телевидения, это либо DVD, которые я привез с собой, либо CNN International. А из-за этого глобального кризиса его долго не посмотришь, тоску нагоняет. Так что, если бы я мог спать в своей кровати и смотреть американское ТВ, я был очень рад.

— Чем занимаетесь по выходным?

— А у нас их здесь много не бывает. Куда меньше, чем дома, это уж точно. Обычно я встану, пойду позавтракаю где-нибудь, погуляю… Хотя чаще всего мы просто сидим дома и смотрим кино, а потом вечером идем в этот ресторан «Перфетто», о котором я вам говорил. Однако, поскольку выходные у нас здесь бывают редко, большую часть времени я просто провожу дома, отдыхаю, готовлюсь к следующей игре.

— Что больше всего Вас поразило в Минске?

— Хороший вопрос. Вы знаете, не могу сказать, что что-то меня прям так уж здесь и поразило. Я постоянно задаю вопросы и пытаюсь быть осведомленным во всем, что делаю. Так что даже и не знаю, как ответить на этот вопрос.

— Прежде, чем подписать контракт с минским «Динамо», во время локаута вы поиграли в Швейцарии. Можете сравнить эти страны?

— Город, в котором я играл во время локаута, называется Бьель или Бьенн, в зависимости от того, находитесь ли вы с немецкой его стороны или французской. А потому мой английский там был практически бесполезен. Но в школе я учил немецкий, так что какой-то словарный запас у меня был, и я мог немного говорить по-немецки. Мне было от чего отталкиваться, и к концу сезона, мне кажется, мой немецкий был весьма неплох. С тех пор, однако, я уже все позабыл.

Бьель — маленький городишко, а Минск, понятное дело, большой город. Но и там, и здесь живут очень отзывчивые люди, страстно переживающие за свои хоккейные команды. Это потрясающе. Я рад, что мне довелось поиграть в таких городах.

— Существует стереотип, что американская кухня — это сплошной фаст-фуд. Что скажете по этому поводу?

— Я скажу, что это реклама «Макдональдса». Будучи спортсменами, мы стараемся держаться от таких мест подальше. Надо же постоянно быть в хорошей форме, быть готовым к игре.

Но не стану врать, в этом году я пару раз сходил в «Макдональдс», просто чтобы вспомнить о доме. А вот в Америке я хожу в «Макдональдс» не чаще раза в год. Так что это стереотип и не более того.

— В 2004 году вы выиграли Кубок Стэнли в составе «Тампы». Несколько ваших бывших партнеров сейчас также выступают в КХЛ. Нолан Прэтт играет в Хабаровске, а Дмитрий Афанасенков в московском «Динамо». Поддерживаете с ними связь?

— Я больше общаюсь с Ноланом, чем с Дмитрием. Мы с ним порядка трех лет одну комнату в «Тампе» делили, так что крепко сдружились. Постоянно созваниваемся или переписываемся. Похоже, у него в Хабаровске все хорошо. Хотя он говорит, что перелеты его просто убивают, чему я охотно верю.

С Афанасенковым я давненько не общался. Как-то в начале сезона встретились в одном отеле в Новосибирске, и это был первый раз за долгое время, чтобы мы сели и поговорили. Ну, и еще пару раз пересекались во время сезона.

— Давайте поговорим о Матче Звезд. Во время конкурсной программы было такое ощущение, что никто не понимал, что он должен был делать. Вам что-нибудь заранее объяснили или на ходу приходилось выдумывать?

— А я и не участвовал в конкурсной программе, потому что у меня были небольшие проблемы с пахом, так что я просто сидел там на скамейке. Там было жутко холодно, а согреться было абсолютно негде. Так что я как-то не горел желанием выйти на площадку и соревноваться в скорости после того, как отморозил себе всё на скамейке. Не хотелось потом проблем со здоровьем иметь.

— Что скажете по поводу «самого длинного броска»? Согласитесь, что это выглядело, по меньшей мере, весьма странно?

— Это точно. Думаю, что организаторы сами не рады были этому конкурсу. Ничего хорошего из него не получилось.

— Во время матча журналисты уделяли внимание только тем игрокам, которые говорят по-русски. Не было ощущения, что вас все бросили?

— Да нет, не было такого чувства. На самом деле, если бы вы мне сейчас об этом не сказали, я бы и не вспомнил никогда.

Я думаю, что это правильно, что они общались преимущественно с российскими хоккеистами. Ведь для них этот матч имел особое значение просто потому, что он проходил на таком особом для них месте, как Красная Площадь. Для всех нас сыграть там было высокой честью, а узнать мнение российских игроков о матче, конечно же, было чрезвычайно важно.

Так что ничего страшного, что они общались с ними, а не нами. Я здесь вообще вниманием прессы не избалован.

— Говорят, что североамериканские защитники бросают шайбу из любого положения. Правда ли это?

— Что, правда, так говорят? Думаю, мой тренер был бы только рад, если бы этот стереотип относился и ко мне.

— Сколько еще планируете выступать в КХЛ?

— Вы знаете, пока не могу ответить на этот вопрос. Я точно буду здесь в следующем сезоне, а уж после его окончания будем думать. Могу сказать, что пока, что мне очень нравится в КХЛ, и я с нетерпением жду следующего сезона.

— Почему у вашей команды не задался этот сезон? В чем главная проблема?

— Вы же понимаете, что наш клуб еще совсем молод в плане выступлений в КХЛ. У большинства команд были годы практики в российской суперлиге, которая потом и стала КХЛ. А быть новой командой в лиге всегда непросто.

К тому же, мы трех наставников сменили, а это никогда не способствует успешному выступлению. Думаю, что следующий сезон клуб проведет под руководством одного главного тренера и с фиксированным списком игроков, а не как получилось в этом году.

— «Динамо» не попадает в этом году в плей-офф. Какие планы на грядущий отпуск?

— Я еду на Гавайи на собственную свадьбу. Я весь в нетерпении. Это самое главное из того, что я запланировал на отпуск.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2017 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр info@moyby.com