Новости БеларусиRSS-лента
Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Родители погибшего инвалида обвиняют милицию

27.08.2010 политика
Родители погибшего инвалида обвиняют милицию

После обращения в милицию за помощью инвалид второй группы был незаконно задержан, а затем найден с проломленным черепом недалеко от РУВД и умер не приходя в сознание.

Родители погибшего инвалида второй группы Алексея Аксеневича считают, что милиция скрывает от них правду и подозревают ее в причастности к гибели сына и уже почти полгода добиваются добросовестного расследования и возбуждения уголовного дела по факту его смерти, пишет сайт гражданской кампании «Европейская Беларусь».

Хронология событий, приведших к трагическому итогу, выглядит следующим образом:

Вечером 22 марта 2010 года в результате столкновения или стычки с хулиганами на станции метро «Октябрьская» Аксеневич получил травму — вывих плеча. Он обратился к дежурному милиционеру. Была вызвана скорая помощь, которая вправила плечо.

Однако после этого Аксеневич был доставлен в ГОМ-1 Ленинского района на улице Ленина, где находился с 20.05 примерно до 24.00. В 20:50 час со ст. метро «Октябрьская» кто-то позвонил домой родителям Аксеневич, на назвал себя, представившись сотрудником милиции и осведомился о дееспособности их сына, после чего положил трубку.

В 20:54 мать Аксеневича позвонила сыну по мобильному телефону. Он сказал, что его сильно ударили в плечо, он в пункте милиции на станции метро, скоро приедет домой и всё расскажет. Она посоветовала не писать заявления и ехать домой. Аксеневич согласился, но не был отпущен. В последующих разговорах сотрудники милиции заявили матери, что если они его отпустят, это будет сокрытием совершенного преступления.

После 24.00 Аксеневич был доставлен в РУВД Ленинского района. При этом, он отказался писать заявление на хулиганов и выразил желание идти домой, однако сотрудники милиции удерживали его насильно без законных оснований и без составления каких бы то ни было документов. В журналах учета Аксеневич также не был зарегистрирован. Все это время связь с родителями он поддерживал по мобильному телефону.

Мать также говорила по телефону с сотрудниками милиции и просила отпустить ее сына. Однако Аксеневича продолжали удерживать против его воли. Все разговоры по мобильному с родителями в тот день обрывались на середине, что не давало возможности выяснить все подробности. Пять звонков остались пропущенными без ответа. Вероятно, находящиеся рядом сотрудники милиции мешали Аксеневичу пользоваться телефоном.

Последние два звонка мать сделала в 23:59 час. 22.03.2010 и в 00:44 час. 23.03.2010. Сын опять ответил, что его почему-то не отпускают и скорее всего оставят до утра.

Неизвестно, до какого времени он находился в Лениском РУВД, но известно, что в 01.06 23 марта 2010 года он еще был там, т.к. в это время милицейская база данных выдала ответ на запрос по поводу Аксеневича.

Неизвестно, что происходило дальше, но в 6.00 23 марта 2010 года Аксеневич был найден без сознания на площадке 7-го этажа жилого дома по ул.Горовца рядом с Ленинским РУВД. Бригада «скорой помощи» доставила его в больницу скорой помощи, где ему была сделана операция.

23.03.2010 около 11 часов, когда шла операция, мать Аксеневича находилась в вестибюле приёмного покоя больницы скорой помощи. В это время с улицы зашёл неизвестный мужчина и спросил в справочной «Аксеневич умер?», после чего вышел на улицу.

25.03.2010 утром, когда мать звонила по телефону ГОМ-1 Ленинского района Минска узнать, кто ведёт расследование по факту получения черепно-мозговой травмы ее сыном, отвечавший спросил «А вы знаете, что вашего сына избила милиция?».

26 марта 2010 года не приходя в сознание Алексей Аксеневич умер в больнице скорой помощи.

Постановлением старшего помощника прокурора Ленинского района г.Минска Сватко А.И. от 26 апреля 2010 г. отказано в возбуждении уголовного дела по материалам проверки по факту смерти Аксеневича Алексея Михайловича, 1973 года рождения. После этого Ленинская прокуратура еще трижды отказывала в возбуждении уголовного дела. Похоже, работники прокуратуры не видят ничего необычного в том, что 37-летний мужчина попал в милицию живым, после чего оказался мертвым.

Тем не менее, родители погибшего с прокуратурой не согласны, и, похоже, имеют для того веские основания.

«Прокуратура Ленинского района г.Минска дала крайне поверхностную и одностороннюю оценку собранным по настоящему делу доказательствам, в результате чего пришла к ошибочному выводу о том, что причиной смерти нашего сына не является общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом,» -- пишут они в своем обращении в прокуратуру города Минска.

Согласно результатам первичной экспертизы, травма черепа «с переломом костей свода черепа слева» получена в результате «падения на плоскости с последующим контактом затылочной области головы с преобладающей поверхностью». Иными словами, человек умер, упав с высоты собственного роста и ударившись головой.

Однако согласно медкарте № 7534, врачи БСМП г.Минска сообщили, что на деле имели место «Множественные переломы свода и основания черепа, переломы дуги левой скуловой кости, оскольчатый перелом внутренней стенки правой лобной пазухи с переходом на ячейки решетчатого лабиринта, ушибы мягких тканей головы, ушибы основания лобных и височных долей мозга тяжёлой степени, геморрогические ушибы мозга, вещество мозга дряблое, борозды мозга сглажены, извилины уплощены, на основании лобных и височных долей множественные точечные и полосчатые кровоизлияния».

Если отойти от медицинских терминов и назвать вещи своими именами, то получится, что голова Аксеневича была раздроблена, причем серьезнейшие повреждения обнаружены с разных сторон его черепа. Ребенку ясно, что такие повреждения невозможно получить от единичного падения с высоты собственного роста. Почему тогда это неясно сотрудникам белорусской прокуратуры и экспертизы?!

Почему в экспертном заключении не говорится о вывихе плеча, который вправляла бригада «скорой помощи» в комнате милиции на ст. метро «Октябрьская» вечером 22 марта. Кроме того, не выявлен механизм обширного кровоподтёка на грудной клетке, которого не было при осмотре врачом скорой медицинской помощи 22 марта.

Это лишь немногие из вопросов, которые родители погибшего задают прокуратуре. Есть и много других.

Например, на каком основании сделано заключение дознавателем, что «закрытая черепно-мозговая травма, полученная в результате падения на плоскости, исключающего противоправные действия (бездействие) третьих лиц»? Лишь только потому, что им не добыто «данных о том, что в отношении Аксеневича А.М. совершены какие-либо противоправные действия, повлекшие его смерть». Что было сделано для этого? Практически ничего, утверждают родители.

«Складывается впечатление, что дознаватель ищет любую причину, чтобы не возбуждать уголовное дело,» -- пишут родители Аксеневича.

Кроме того, в результатах проверки нет правовой оценки незаконному удержанию Алексея Аксеневича сотрудниками милиции на протяжении как минимум пяти часов: с 20:05 22.03.2010 до, по крайней мере, начала второго ночи 23.03.2010.

Не установлено, кто звонил в 20.50 родителям Аксеневича и справлялся о дееспособности сына, не дан ответ, с кем из сотрудников ГОМ-1 говорила мать в 23:30 и просила отпустить сына, на что получила отказ.

Почему судмедэкспертизе даже не был поставлен вопрос о том, мог ли погибший получить такие травмы в результате действий других лиц.

Что за неизвестный мужчина интересовался в справочной больницы: «Аксеневич умер?», когда ещё шла операция?

Почему опрошены далеко не все фигуранты, которые могут внести ясность в это дело?

В деле есть еще одна деталь, которая, вероятно, сыграла не последнюю роль в трагедии Алексея Аксеневича и его семьи.

Некто Я.А.Гиль неоднократно с августа 2007 г. задерживался милицией за мелкое воровство. При этом он представлялся именем Алексея Аксеневича. Милиция составляла протокол о попытке кражи, задержанный свою вину признавал, раскаивался, обещал уплатить штраф по суду милиция его отпускала. Районные суды Минска быстро приговаривали Аксеневича к штрафу в его отсутствие и высылали постановления об уплате штрафов. Аксеневичу восемь раз приходилось в судах разных районов Минска доказывать свою невиновность. Более того, Советским РУВД г.Минска еще в декабре 2009 года было установлено, что Я.А.Гиль, проживающий в г.Минске, систематически совершая правонарушения, представляется сотрудникам милиции именем Аксеневича. Но и после этого он продолжил воровать, а суды — посылать Аксеневичу штрафы.

Такие постановления судов были отменены и дела прекращены после рассмотрения кассационных жалоб. Но не все суды после отмены судебных постановлений отозвали из Единого банка данных сведения о правовых нарушениях, незаконно вмененных Алексею Аксеневичу, и он продолжал числиться в базе данных правонарушителей?

Девятое постановление из суда Ленинского района г.Минска пришло уже после смерти Алексея. Судья М.И.Хома обвинила его в неудавшейся попытке кражи из магазина «Полесье» 17 мая 2010 года (т.е. через без малого два месяца после смерти) и подвергла его штрафу в размере 1.050.000 рублей.

Теперь обратим внимание на одно совпадение. Как уже говорилось выше, в шесть минут второго ночи 23 марта 2010 года милицейская база данных выдала ответ на запрос по поводу Аксеневича. Этот ответ содержал недостоверные данные, порочащие честь и имя Алексея Аксеневича, о якобы совершенных им правонарушениях, что могло повлечь негативное отношение сотрудников милиции к нему.

«Возможно, это обстоятельство послужило поводом для сотрудников милиции распустить руки» , -- пишут родители Аксеневича в заявлении в прокуратуру города Минска.

И это отнюдь не выглядит эмоциональным предположением убитых горем родителей, если учесть, что именно этот ответ на запрос с ложными данными, выданный базой в 6 минут второго ночи является последним достоверно установленным событием той трагической для Аксеневичей ночи. События последующих нескольких часов, в результате которых Аксеневич получил травмы, приведшие к его смерти, покрыты тайной. А главное – дознаватели не дают ответ на вопрос, был ли освобожден Аксеневич из Ленинского РУВД, и если был, то когда.

У Алексея Аксеневича остались родители и 14-летняя дочь. Его родители продолжают добиваться правды, и прокуратура проводит очередную проверку по этому делу. Остается много неясного. Не все детали представляется возможным отразить в рамках одной статьи.

Достоверно известно на данный момент лишь одно: не обратись Аксеневич за помощью к сотруднику милиции, в тот день, он вернулся бы домой живым.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2022 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]