Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Ирина Халип: «У меня только одна версия – угрожают спецслужбы»

09.12.2009 политика
Ирина Халип: «У меня только одна версия – угрожают спецслужбы»

В Беларуси разыгрывается действие некоего большого политического спектакля, срежиссированного за большие деньги.

До публикации в «Новой газете» статьи о наследстве Бадри Патаркацишвили, белорусская журналистка Ирина Халип получала письма, звонки и телеграммы с угрозами.

Сегодня статья «Война за наследство олигарха» была опубликована. Ирина Халип отвечает на вопросы сайта charter97.org.

-- Ирина, почему вы решили снова вернуться к громкому делу об аресте в Минске американского адвоката Зельцера и истории с наследством Бадри Патаркацишвили?

-- Потому что, по-моему, все белорусские журналисты интересовались подробностями дела Эммануила Зельцера. Не каждый день в нашу страну приезжают американские адвокаты, которых арестовывает КГБ, и я не припомню случая, чтобы американца держали в тюрьме КГБ. Было очевидно, что если арестовали человека, который никогда прежде в Беларуси не бывал и явно не является ни шпионом, ни агентом ЦРУ, то здесь разыгрывается действие некоего большого политического спектакля, срежиссированного за большие деньги.

Поэтому, когда у меня появилась возможность встретиться с Эммануилом Зельцером и Владленой Функ в Нью-Йорке, я просто не могла ею не воспользоваться. Честно говоря, я рассчитывала написать детективную историю с новыми подробностями. Но совершенно не думала, что в этот детектив окажусь вовлечена и я сама.

-- Вам стали поступать угрозы с требованием не печатать статью. Откуда они могли исходить?

- У меня может быть только одна версия. Поскольку письмо с угрозами я получила на следующий день после того, как отправила статью в редакцию по электронной почте, стало ясно: угрожать могут только те, кто имеет возможность читать чужую электронную почту. В нашей стране – это прерогатива спецслужб. Особенно если учесть, что в статье речь идет об их роли в этой темной истории, да еще и называются конкретные имена. Кагэбэшники привыкли оставаться безымянными и безликими, их не опознаешь в толпе. И они очень не любят, когда их незаконные и подчас преступные действия становятся известны вместе с их фамилиями. Тем более если их незаконные действия совершаются по приказу неких «неофициальных лиц» вроде Бориса Березовского или его адвоката лорда Голдсмита.

Кстати, письмо было подписано будто бы Березовским. Я, разумеется, ему позвонила и рассказала об этом. Борис Березовский категорически отрицал факт своей причастности и высказал предположение, что это – действия КГБ. Вероятно, в период своего сотрудничества с белорусскими спецслужбами во время фабрикации дела Зельцера он успел хорошо изучить их методы работы.

-- Потом был телефонный звонок с угрозами, затем телеграмма. Не было мысли отказаться от публикации статьи – ведь у вас маленький ребенок?...

-- Конечно, мне было очень страшно. Глупо было бы утверждать, что меня это исключительно развлекало. С каждым разом я все больше убеждалась в том, что мне угрожают спецслужбы, вероятнее всего, КГБ. В телеграмме содержались прямые намеки на мои телефонные разговоры, которые я вела накануне и электронные письма, которые я отправляла за день до ее получения.

Более того, накануне получения телеграммы у меня заболел сын, и я весь день перезванивалась с мамой, обсуждая его здоровье. А в телеграмме был текст: выпей за здоровье сына, если своего не жалко. Но в таких случаях гласность и публикация – единственная гарантия безопасности.

-- Ирина, учитывая ваш опыт, насколько в Беларуси опасно проводить журналистские расследования?

-- В любой стране проводить журналистское расследование непросто, а в Беларуси это во сто крат сложнее. И, работая над какой-то темой, журналист никогда не знает, где может «громыхнуть». В нашей стране журналистам угрожают, их бросают в тюрьмы и убивают. Казалось бы: надо сесть, хорошо подумать и просчитать последствия, прежде чем что-то писать. Но особенность нашей страны в том, что просчитать последствия невозможно. Это можно делать, если в действиях власти есть некая логика, но когда логики нет, ожидать можно любых действий, даже не всегда понимая, чем они спровоцированы. Я, к примеру, не ожидала такой бурной реакции на мой еще даже не опубликованный материал.

-- События последних дней в Беларуси – похищения молодежных лидеров, убийство активиста Партии БНФ, угрозы в ваш адрес. Что это? Совпадения или закономерность?

-- Я не могу считать это совпадением хотя бы потому, что эти события отличаются крайне высокой плотностью на единицу времени. Таких совпадений не бывает и, скорее всего, это закономерность. Иногда мне кажется, что все происходящее сейчас, включая похищения молодежных лидеров, - это неадекватная реакция властей на тот простой факт, что мы все еще живы и продолжаем что–то делать, вместо того, чтобы, как некоторые наши сограждане, запереться на кухне, накрыть подушкой телефон и за бутылкой водки гневно изобличать этот паскудный режим.

В последнее время я часто вспоминала Зельцера, который за полтора года в белорусской тюрьме прошел все круги ада, но не написал прошение о помилования. И даже этот не очень молодой человек со слабым здоровьем в чужой стране, где у него нет близких, друзей и знакомых, все-таки выдержал. Он выжил, он не сдался и, в конце концов, он победил, потому что не признавал себя виновным. Как и его помощница Влада. Кстати, они собираются рассказать о своих злоключениях в Беларуси в западной прессе. Я была очень рада увидеть их в Нью-Йорке живыми, здоровыми и сильными после всех мучений, через которые им пришлось пройти.

У каждого из нас здесь есть друзья, родственники, люди, которые нам сочувствуют и поддерживают. И, по логике вещей, нам должно быть легче сопротивляться. Поэтому хочется сказать: люди, не сидите на своих кухнях – это еще никого спасло.

Фото - Юлии Дорошкевич

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]