Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Меню от «Drum Ecstasy»

20.12.2015 культура
Меню от «Drum Ecstasy»

Тем, кто убеждён в том, что белорусские музыканты не способны придумать ничего оригинального и пользуются, образно говоря, объедками с чужого стола, следовало бы всё же внимательно изучать первоисточники. И тогда обнаружится, что есть в Беларуси такие коллективы, которые стали основоположниками стиля, собственной формы презентации творчества и вызвали к жизни многих последователей.

Удивительное дело: за всю более чем 20-летнюю историю существования группы «Drum Ecstasy» не было ни одного (!) материала, в котором шёл подробный рассказ о музыкальной составляющей её творчества. Именно об этом я и решил поговорить с Филиппом Чмырём, который, собственно, и «родил» этот уникальный коллектив.

- Можно ли говорить о том, что традиций исполнения музыки исключительно на барабанах в нашем регионе не было? Ибо белорусская траецкая музыка с участием бубна и тарелки в целом не в счёт...

- До начала 90-х собственно барабанная музыка в наших краях в общем отсутствовала. Можно вспомнить разве что оркестр ударных инструментов Марка Пекарского, но в нём были не только барабаны. Пекарский был глыбой, а за ним не было никого. Мы стали, наверное, первым коллективом, который состоял из ударной установки и комплекта барабанов, построив всю музыку именно на этих инструментах. В Москву приезжал французский состав «Les tombours du brorx», еще позже к нам добрались «Stomp», а «Bluе man show» вообще в 2000х к нам наведались. Впрочем, все названные выше составы были не совсем похожи на нас. И как-то получилось, что мы в общем появились вроде как из ничего.

- Но ведь какая-то первоначальная идея существовала?

- Идея состояла, пожалуй, в том, что нам нужно было создать продукт. И так получилось, что сидела очень расстроенная группа молодых людей, состоящая из двух барабанщиков уже распавшихся групп, и жаловалась на то, что вокруг одни м-ки, с которыми невозможно работать. И тогда я посоветовал им не париться, а сыграть вдвоём. В 1992 году уже появилось много электроники, можно было взять кучу лупов и поверх играть живьём. Что они сразу же дома у меня и попробовали. Это были Александр Кравцов и Марат Джумагулов: один сидел за ударной установкой, второй использовал набор плоских и гулких томов. Втянулся и я, хотя думал запустить сольный проект с бас-гитарой, что-то такое шумовое, для кино, такой джаз-авангард. Но мне всё то, что получилось у дуэта, очень понравилось. И так совпало, что 92-ой был отмечен началом рэйв-движения. А нашей глобальной идеей было создание музыки вуду, эдакое звучание барабанов Бурунди, музыки чёрного африканского этноса, перенесённой в город. В результате мы очень быстро влились в ряды представителей рэйв-культуры и стали играть в ди-джейской среде для танцующих людей, принимающих наркотики. Выступали по два часа, были молоды и полны сил. И где-то до 1996 года мы были страшно востребованы, нас звали все и отовсюду. Но в 1996 году нас услышал режиссёр Вячеслав Панин и начал использовать уже в шоу-программах.

- То, что вы исполняли на рэйвах, то, что показывалось на шоу-программах, что делается на презентациях и звучит на ваших сольных концертах — это одна и та же музыка или всё же разная?

- Характер нашей музыки полностью зависит от заказа. От точного понимания того, где мы будем играть и каков антураж. Все наши дополнительные продукты — пилы там, дрели появились тогда, когда нас хвалили, но предлагали сделать что-то особенное для нашего СТО, например. Или презентация нового экскаватора — мы отвечали: «Можем! » Поэтому со временем, работая под заказ, постепенно обрастали всякими прибамбасами, которые относились к нашему инструментарию.

- Типа вибратора?

- И это тоже. Мы ведь всегда экспериментируем со звуком. Например, один из наших барабанщиков был увлечен стремлением сделать звук дарбуки, но с той же мощью звучания, как при исполнении палочных барабанов. И Марат Джумагулов сделал специальный том, который похож на джордан-драм (том, на который всё навешано) с очень высоким бонгом. Это позволяло имитировать звук края обода дарбуки и при этом давать низко звучащий мощный удар в центр.

- Но если в зависимости от места исполнения, заказа ваша музыка разная, можно ли утверждать, что в основе ваши композиции, или песни, как ты их называешь, отличаются не очень существенно?

- Песни очень разные. Они могут быть написаны специально. Был, например, заказ от представительства фирмы грузовиков «MAN», и мы быстро сделали номер, в середине которого должны были звучать большие текстовые блоки. Это позже понравилось другому заказчику, но он попросил уже иную песню.

- Насколько влияют на вашу музыку изменения в составе?

- Очень существенно. Потому что у каждого музыканта своя манера, и вполне возможно с приходом нового человека перезапускать уже сделанные песни. Меняются аранжировка, манера играть и, соответственно, сами песни.

- Ты постоянно используешь определение «песня». Но песню определяет принадлежность к определённой стилистике. А как ты можешь обозначить стилистику «DrumEcstasy»?

- Да вот сам не знаю… Сейчас, например, мы куда больше используем электронику, приобрели электронные барабаны. Это следствие наших выступлений с ди-джеем, когда мы поняли, что без них уже нельзя, в нашем звучании не хватало бочки. То есть наша бочка не пробивала аудиторию, как звучащая у ди-джея.

Но при этом у нас приблизительно одинаковое количество выступлений как с электроникой, так и без неё. И если раньше было много продолжительных композиций, поскольку под них танцевали, то сегодня они сокращаются до 4 минут. Много пауз для переключений, и вызвано это тем, что сейчас люди уже не танцуют под нашу музыку, а слушают её. Иными словами, мы всегда ориентируемся на публику. Поэтому можем менять программу прямо во время выступления.

- А сколько приблизительно выступлений было у вас за все годы?

- Ой, самому интересно. Посчитаем: если в среднем за год мы даём 70 концертов, то, помножив это на 23 года, получаем цифру больше 1600. Следует учитывать и то, что нас сильно поглотила заказная работа, за которую платят, но при этом при первой же возможности бросаем всё и буквально летим на любой фестиваль, не обсуждая при этом вопросы гонораров. Почему нас часто приглашают? В том числе и потому, что мы способны чётко понять поставленную задачу, мы делаем шоу, что нам самим очень нравится.

- Какое выступление тебе запомнилось в первую очередь?

-  Безусловно, разогрев Роберта Планта не забывается. Выступить перед кумиром детства — это что-то! А из шоу мирового масштаба — «Red Bull Fighters». Было интересно взаимодействовать с пилотами во время их прыжков. Мы так работали в Тбилиси и Баку. В Тбилиси присутствовало 80 тысяч человек, было очень здорово!

- Часто ли выезжаете в Европу?

- В последнее время редко. Это связано в первую очередь с экономическими факторами: там мы стали меньше зарабатывать в сравнении с нашим регионом. У каждого из нас есть мирные профессии, учитывая это, мы и принимаем решение: выгодно ехать на запад или нет.

- Кто сегодня работает в «Drum Ecstasy»?

- Александр Кравцов, который вначале стоял за барабанами, сейчас занимается звуком и светом. Прокатчики нас просто попросили усилить световую составляющую, а у Саши свет — это как раз та самая мирная профессия. К тому же хорошего художника по свету найти куда сложнее, чем барабанщика. На сцене работают Павел Голенков, самый молодой из нас, но с консерваторской школой, и Дмитрий Харитонович, который играл чуть ли не во всех белорусских рок-группах. Итого два барабанщика и я на бас-гитаре, но я также становлюсь за барабаны. Заметил, что наши клоны также все работают как трио.

- Вот я про них и хотел спросить. Можно ли говорить о том, что существование «Drum Ecstasy» вызвало к жизни целую волну последователей?

- Это абсолютно так! Часто случается так, что музыканты специально приезжают на наши концерты, чтобы посмотреть, как мы работаем вживую, потом пожать нам руки и сказать, что они были вдохновлены нашим творчеством. То же трио «Stress», которое обосновалось в Минске, у них всё в порядке. Но основная волна наших последователей пошла сейчас именно в России. Началось это в 2007 году. До этого мы были на российском и украинском рынках монополистами, нас рвали на части! Потом появился коллектив «Moscow Hook», который стоит существенно меньше, чем мы. Важный момент: что определяет стоимость нашу и наших конкурентов? Здесь следует обратить внимание на набор используемых инструментов. Ведь идею разобрать ударную установку, убрать бас-бочку, оставив малый барабан и флор-том, навесить бонги, создав такой ручной набор, придумали мы. И это не идёт от традиции американских оркестровых барабанов, от латиноамериканских традиций. Это схема, разработанная нами в самом начале «Drum Ecstasy»в 1992году, для неё были даже разработаны специальные крепежи. Такой инструментальный сет до нас в принципе не существовал. И теперь, если присмотреться ко всем этим составам, можно увидеть, что все они используют именно такой набор. У нас есть и свои секреты. Например, мы придумали, как из малых барабанов делать томы с очень громким, ярким звуком.

У нас барабаны со стальным корпусом, что значительно усиливает звук. Из всех традиционных барабанов только 16-дюймовый том, а всё остальное — это исключительно наши хитрости.

- С инструментарием всё понятно. А что за музыка у клонов «Drum Ecstasy»?

- Есть такие коллективы, которые просто исполняют нашу музыку. Снимают полностью, например, альбом 2004 года — и вперёд! Тот же «Moscow Hook» появился только потому, что Потапов ранее был у нас звукорежиссёром.

- И то, что возникли клоны «Drum Ecstasy», приносит тебе ощущение гордости?

- Да, конечно! Это просто приятно, ты понимаешь, что мы являемся родоначальниками традиции. Таких случаев в истории музыки много, и «Drum Ecstasy» в этом списке. Бывает, организаторы приглашают нас и ещё какой-то барабанный состав. И у наших коллег на смущённых лицах чуть ли не написано опасение, что вот-вот, и мы начнём их бить. Да нет, никого мы бить не будем. Уже хотя бы потому, что у нас разные цены. «Drum Ecstasy» стоят дорого. А коль так, мы и работать будем дольше: деньги на реструктуризацию у нас есть. Мы можем позволить себе снимать клипы, записывать музыку, писать её для кино, рекламы, увеличивать инструментарий.

- Кстати, в скольких фильмах звучит ваша музыка?

- Список достаточно большой. Самые известные «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Тёмный мир», «Самый лучший фильм», «Селитра номер семь», «Мальчики не плачут, «Поцелуй креветки». И тут такой момент: если это не коммерческое кино, свою музыку мы отдаём вообще бесплатно. В таких случаях нам не жалко. Конечно, когда режиссёр ставит задачу, рассказывает, что нужно сделать, тогда да, за гонорар. А, скажем, для спортивных фильмов, роликов спортсменов-экстремалов всегда даём музыку за так. Вообще особенность музыки для кино в том, что её необходимо производить больше, чем её покупают. Но определённая цена нашей музыки основана на затратах, а это инструменты, поддержка сайта, костюмы и так далее.

- Попробуем заглянуть вперёд на 5-7 лет. Интересен твой прогноз: в какую сторону может повернуть развитие проекта «Drum Ecstasy»?

- Один такой проект на будущее у нас уже готов, но рассказать о нём не могу: конкуренты перехватят. Проект для пенсии тоже есть. И это означает, что группа предлагает различные варианты на выбор. Есть «Drum Ecstasy» в виде чистых барабанов, есть проект с Дмитрием Лукьянчиком, который в нём выступает не как барабанщик, а как вокалист, есть «Drum Ecstasy» с электроникой, сейчас стартовал проект с диско. И это всё у нас в активе. Такое вот меню: и холодное, и горячее, и закусочка. Поэтому у нас не бывает такого, когда программа отрепетирована и потом долгое время прокатывается. Нет, за неделю до выступления мы собираемся и готовим тот вариант программы, о котором попросил заказчик.

- И в результате в вашей дискографии сколько альбомов?

- Четыре сольных, совместный с Дмитрием Лукьянчиком и с HiDDeNname. С Дмитрием был издан на носителе небольшим тиражом в качестве сувенира, но его можно спокойно забрать с нашего сайта. Интересно и то, что к каждой из этих программ появились 3-4 новые песни, поэтому подумываем: а не записать ли их и добавить к тому, что уже есть? И в заключение ещё раз о чувстве законной гордости. Мне рассказали, что Виктор Бабарикин, руководитель Президентского оркестра, как-то сказал своим барабанщикам: я хочу, чтобы вы сыграли как «Drum Ecstasy». Это очень приятно.

Посмотреть видео и бесплатно скачать музыку коллектива можно на сайте http://www.drumecstasy.com/

Источник ej.by



Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2009 - 2021 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]