Информационный портал Беларуси "МойBY" - только самые свежие и самые актуальные белорусские новости

Журналист «Интерфакса» пытался «продать» сына Бакиева

11.06.2010 общество
Журналист «Интерфакса» пытался «продать»  сына Бакиева

Спецслужбы сразу же заинтересовались, узнав, что журналист звонит из Минска, но гарантий выплаты гонорара не дали.

Информацию о местонахождении Максима Бакиева, сына свергнутого президента Киргизии Курманбека Бакиева, попытался «продать» спецслужбам этой страны корреспондент белорусского агентства «Интерфакс-Запад» .

Журналист по телефону анонимно связался с Государственной службой национальной безопасности (ГСНБ) Кыргызстана и начал переговоры о «продаже» информации о местонахождении Максима Бакиева. Однако длительные беседы с различными представителями киргизских спецслужб результатов не принесли - в ГСНБ так и не смогли дать гарантий выплаты вознаграждения.

Посольство молчит

Напомним: милиция и спецслужбы Кыргызстана объявили о том, что у них есть деньги на выплату вознаграждения за информацию и содействие в поимке членов семьи Курманбека Бакиева, и ряда его соратников. За братьев и сыновей президента Кыргызстана обещают $100 тыс., за других – чуть меньше – от $20 тыс. до $50 тыс.

Первый звонок корреспондент «Интерфакса» вполне логично сделал в посольство Кыргызстана – наверняка в диппредставительстве должны объяснить, куда обратиться с ценной, стоящей сотню тысяч долларов информацией. Однако телефоны посольства молчали…

Как всегда, выручил Интернет: на сайте МВД Кыргызской Республики обнаружилось сообщение месячной давности о розыске родственников Бакиева. А также контактные телефоны – ГСНБ, уголовного розыска и даже аналитической группы главного штаба МВД.

Именно служба национальной безопасности показалась наиболее серьезной организацией для ведения переговоров о получении $100 тыс.

Первый звонок: перезвоните!

Переговоры были длинные. В ГСНБ хотели «сейчас и сразу» получить всю информацию, а журналисты не желали раскрывать карты до того, пока спецслужбы не дадут гарантий выплаты вознаграждения. Первый звонок оказался «разминочным»:

Здравствуйте! Вчера было объявлено, что за сведения о местонахождении семьи Курманбека Бакиева объявлена награда. Это правда?

– Это правда.

Я знаю, где находится один из разыскиваемых вами – Максим Бакиев.

– Где находится Максим Бакиев? Аааа… Вы знаете, где находится Максим Бакиев.

Да, я знаю, где он находится. Мне хотелось бы узнать, когда я могу получить вознаграждение?

– Вы можете перезвонить на другой номер? (Диктует номер.) Перезвоните прямо сейчас.

Второй звонок: перезвоните через 2 часа

Второй звонок получился более предметным. Правда, ясности также никакой не внес. Хотя, когда в ГСНБ узнали, что им звонит гражданин другой страны, уровень интереса в голосах собеседников значительно вырос.

Я знаю о местонахождении одного из разыскиваемых вами членов семьи Бакиева.

– Ага! Так, хорошо. Вы можете представиться?

Меня зовут Сергей.

– А фамилия?

Разве это сейчас обязательно? Я волнуюсь за свою безопасность, и мне хотелось бы соблюсти конфиденциальность.

– Хорошо. Ладно, Сергей. Давайте, какие у вас данные?

А где гарантия, что я получу вознаграждение? Деньги большие объявлены…

– Ну… Вы можете приехать к нам тогда? В СГНБ?

Я звоню вам не из Кыргызстана. Я из другой страны. Из Беларуси.

– В Беларуси вы находитесь? Вы сейчас звоните из Беларуси? Из Минска?

Да, из Минска.

– Секундочку, трубочку не кладите.

(На другом конце провода трубку взял другой человек.)

– Алло! Здравствуйте еще раз! Сергей, какая информация у вас там?

У меня есть информация о местонахождении одного из разыскиваемых вами, за которого объявлено вознаграждение. Я вчера прочитал об этом в Интернете. И я знаю, где он находится. Мне хотелось бы знать, как я смогу получить вознаграждение и есть ли гарантии, что его выплатят.

– Ну… Мы же должны информацию получить, потом перепроверить, задержать его… Без проверки информации – как мы можем выдать вам?

Не знаю. Может, какой-то договор или обязательство составить. Я дам вам информацию, а вы скажете, что меня не существовало, вы сами его обнаружили.

– Ну… Вы хотите с руководством переговорить? В каком виде вы хотите передать информацию?

Я могу сказать, где он находится, могу переслать вам фотографии.

– У вас есть адрес местонахождения? Ну, давайте мы доложим руководству, а потом обговорите полностью.

Давайте я вам перезвоню. А вы у себя обговорите – какие вы можете дать гарантии, что я получу свои деньги. И придется ли мне ехать к вам за деньгами или вы сможете переслать их мне в Беларусь или на счет перевести.

– Давайте примерно через 2 часа перезвоните. На этот номер. Через два часа позвоните, ладно?

Третий и четвертый звонки: надежды таяли…

Ну что же, мы можем подождать и два часа – тем более что на кону стоят большие деньги. Вот только начали закрадываться сомнения: а действительно ли им так нужны «подозреваемые»? И есть ли у киргизских спецслужб деньги на оплату информаторов?

Третий звонок в службу национальной безопасности ясности не принес. Одно приятно: корреспондента узнали и даже сказали, что ждали звонка. И сразу же попросили перезвонить на другой номер – «руководителю подразделения, который занимается этим делом». Похоже, теперь у нас есть чуть ли не половина телефонов ГСНБ…

Директор отдела, представившийся Нурланом, разговаривал очень вежливо и профессионально, мимоходом пытаясь выведать больше информации. Корреспондент держался, «как партизан на допросе»: никаких сведений, пока не будет гарантий выплаты вознаграждения.

– Вы можете поточнее о себе рассказать? – начал сотрудник спецслужб.

Меня зовут Сергей, я из Беларуси, я владею нужной вам информацией.

– Сергей, а вы точно уверены, что это один из членов семьи? Вы его точно лично видели? Насколько вы можете его идентифицировать?

Точно. Скажем так: я знаю, что это он.

– Но он уже достаточно долгое время находится там, в том месте, где вы знаете?

Я не знаю, насколько долго он там находится, но в последнее время он там.

– Я так понял, вы, Сергей, смотрели информацию из Интернета?

Да, вчера в Интернете распространили информацию, что назначена награда.

– Ага. Но есть такое дело. Вы достаточно взрослый человек и понимаете, что информация должна быть достоверной. И должно быть подтверждение по факту.

Я понимаю.

– Есть определенные процедуры. И анонимно они не решаются…

Я все понимаю, но прежде чем давать свои данные, я хотел бы узнать: может, мне не надо их давать? Может, я откажусь, если вы не дадите мне гарантий.

– Это касается безопасности?

Безопасности и того, что я действительно получу деньги. А то вы получите информацию, проверите и скажете, что сами его обнаружили, а такого Сергея никогда не существовало…

– Это все понятно… Как же нам тогда поступить? Основная загвоздка в том, что мы общаемся по телефону – вы меня не видите, я вас не вижу. У вас сомнения в том, чтобы получить все это, а у нас сомнения – действительно ли вы тот человек, за которого себя выдаете. Уже много было звонков липовых. Структура у нас очень серьезная, и мы хотели бы, чтобы к нам относились соответствующим образом. Поэтому у нас есть определенные процедуры. Все решается через руководство. И мне нужны дополнительные данные для предварительного доклада. Нам надо доложить, что информация поступила от конкретного человека, что он действительно все видел своими глазами. Сергей, вы его сами лично видели?

Да, видел.

– И несколько раз?

Возможно. Я не хочу раскрывать свою информацию.

– Сергей, видите, какое дело: если бы вы гражданином Кыргызстана были… А вы гражданин другой страны, видели его только по фотографии… А каких-то особых примет, шрамов там, у него нет… Может, это похожий на него человек?

Мне подтвердили, что это он.

– Вы укажите нам место и скажите, на каких условиях вы хотите получить вознаграждение.

Я просто не знаю, какие гарантии вы можете мне дать, что я это вознаграждение получу. Может, договор какой-то составить надо или обязательство от вас…

– То есть что-то вроде юридического документа?

Да, чтобы я мог, в случае чего, предъявить его. И еще вопрос: как вы можете передать мне деньги? Мне надо будет ехать к вам или возможно перечисление на счет в Беларуси?

– Хорошо. Сергей, еще вопрос. Вы не заметили – он охраняется собственными людьми или правоохранительными органами вашей республики?

Я не говорил, что он в моей республике. Сейчас я вам не скажу, в какой он стране.

– Ага, вот так! Ясно. Давайте сделаем так: вы оставите свои полные данные, контакты нам дадите, чтобы мы сейчас доложили руководству.

Я могу вам сам перезвонить. Только скажите, когда.

– Сергей, какие гарантии вы можете дать, что информация, которую вы нам передадите, окажется достоверной?

Допустим, я дам вам полный адрес. Но если информация будет недостоверной, то я не получу своих денег. И мне смысла нет давать вам неправильные сведения – я же понимаю, что аванс или всю сумму заранее вы не выплатите.

– Да-да-да. И еще такой вопрос: Сергей, у вас нет поручителя, который здесь (в Кыргызстане – ИФ) живет?

К сожалению, в вашей республике нет.

Зачем тратить время?

После этого Нурлан попросил перезвонить еще через час – сказал, что пойдет на доклад к руководству. На вопрос, могу ли я рассчитывать на конфиденциальность, собеседник заявил, что его организация сделает все от нее зависящее, чтобы сохранить ее. «Мы заинтересованы в этом не меньше, чем вы, у нас более серьезная структура, чем МВД… Поэтому в этом плане вы можете не сомневаться», – обнадежил он и пообещал, что «гарантии может дать руководство, но для этого надо будет полностью дать свои данные – такие разговоры на уровне анонимности не ведутся».

И в конце концов, Нурлан, прежде чем идти на доклад к начальству, все-таки попытался уточнить: «По крайней мере, можете по странам обозначить – где он? Не в Гватемале, не в Америке? В странах Европы?». «Не в Гватемале. Но этот разговор давайте отложим на потом», – ответил корреспондент. На том и распрощались.

Больше мы звонить не будем: гарантий по выплате вознаграждения мне, похоже, никто не даст, а агенты национальной безопасности будут и далее пытаться выведать: «Где?».

Как сообщалось ранее, правоохранительные органы Кыргызстана объявили, что получили средства для оплаты сведений о месте нахождения семьи Бакиевых и их приближенных.

Начальник Управления уголовного розыска МВД Кыргызстана Самат Бакеев заявил на пресс-конференции 9 июня, что в розыске находится 36 человек из окружения семьи экс-президента Курманбека Бакиева и его родственников. Сам Курманбек Бакиев, его братья Джанебек, Канат, Ахмад, а также сыновья Марат и Максим, их приближенные, в частности - бывший премьер Данияр Усенов, финансовые консультанты сына президента Евгений Гуревич и Алексей Ширшов, оценены в $100 тыс.

Источник charter97.org

Вверх ↑
Новости Беларуси
© 2019 Мой BY — Информационный портал Беларуси
Новости и события в Беларуси и в мире.
Пресс-центр [email protected]